Страх всему голова

Казалось бы, опыт «спасения»  «БТА Банка» должен был чему-то научить казахстанские власти, как политические, так и монетарные. Но нет, вслед за БТА «спасатели» взялись за Казком, и в итоге наступили на те же самые грабли.  

Завершаем нашу серию статей, посвященную «Отчету по финансовой стабильности за 2015–2017 годы». Напомним, что этот сложный документ, подготовленный аналитиками Национального банка РК, предназначен  для профессионалов и достаточно сложен для восприятия неподготовленной аудиторией. Тем не менее он важен для понимания ситуации в финансовом секторе. Причем имеет значение не только то, что в нем написано, но и то, что не упомянуто или затронуто мимоходом.   

Особенно хорошо это видно из раздела 9, имеющего заголовок: «Меры по оздоровлению банковского сектора».  Посвящен он в основном «спасению» АО «Казкоммерцбанк» и обоснованию правильности соответствующих действий регулятора - Национального банка РК.

Поскольку по объему умолчаний и, мягко говоря, некорректного преподнесения информации эта часть "Отчета по финансовой стабильности за 2015–2017 годы" наиболее выдающаяся, позволим себе подробно ее процитировать (выделения здесь и далее сделаны нами):

«Важным этапом в обеспечении стабильного функционирования всей банковской системы стало оздоровление системообразующего банка АО «Казкоммерцбанк». В рамках процедуры оздоровления АО «Казкоммерцбанк» признал все выявленные Национальным Банком убытки, полностью списал акционерный капитал и получил государственную поддержку в виде выкупа его проблемных займов. После этого банк был приобретен инвестором (АО «Народный Банк Казахстана») и рекапитализирован. Без государственной поддержки реализация рисков, связанных с данным банком, могла бы привести к системным последствиям для всей экономики».

Сразу же не согласимся с аналитиками Национального банка РК. Судя по всему, Акорда использовала АО «Казкоммерцбанк», чтобы спасти или, как минимум, поддержать на плаву АО «Народный банк Казахстана». Иначе бы казахстанские власти, обученные горьким опытом многолетней спецоперации по «спасению»  «БТА Банка», не стали бы наступать на те же самые грабли. Напомним, что упомянутая выше операция обошлась стране в гигантскую сумму порядка 15-16 миллиардов долларов США, хотя бывшего основного акционера и председателя совета директоров БТА Мухтара Аблязова обвиняют в хищении порядка всего лишь 6,5 миллиардов долларов.

При этом в Отчете регулятора тема «БТА Банка» обойдена полностью, хотя последний сдал банковскую лицензию как раз в анализируемый регулятором период.

Цитируем документ дальше:

«В 2014-2015 годах были проведены сделки по приобретению АО «Казкоммерцбанк» акций АО «БТА Банк» и дальнейшему обмену активами и обязательствами между двумя банками. В рамках сделки часть активов и обязательств АО «БТА Банк» переданы в АО «Казкоммерцбанк», а часть проблемных активов АО «Казкоммерцбанк» переведена в АО «БТА Банк». Несмотря на то, что сделка по передаче активов и обязательств между АО «Казкоммерцбанк» и АО «БТА Банк» была проведена для поддержания устойчивости банковского сектора, ее структура не позволяла решить проблему очищения банковского сектора от проблемных активов.

В частности, сделка не предполагала проведение финансовой экспертизы качества активов АО «БТА Банк» и АО «Казкоммерцбанк», по результатам которой оба банка должны были признать имеющиеся убытки по неработающим активам. В результате сделки все обязательства АО «БТА Банк» перед кредиторами перешли на баланс АО «Казкоммерцбанк». Однако рыночная стоимость передаваемых активов АО «БТА Банк» не покрывала его обязательств, переданных в АО «Казкоммерцбанк». При этом на балансе АО «Казкоммерцбанк» активы, переданные от АО «БТА Банк», не были отражены по их рыночной стоимости. Аналогичный подход был использован в АО «БТА Банк» в отношении активов, переданных от АО «Казкоммерцбанк».

В итоге у АО «БТА Банк» образовался долг перед АО «Казкоммерцбанк» в виде долгосрочного займа на сумму около 2,4 трлн. тенге, который АО «БТА Банк» фактически не мог обслуживать. Структура займа предполагала льготный̆ период погашения займа и выплату основных платежей на конец периода. Это позволило АО «Казкоммерцбанк» не признавать убытки и не формировать провизии по данному займу (ввиду отсутствия просрочки по займу) и, соответственно, формально выполнять требования пруденциальных нормативов по капиталу».

По логике, после подобных признаний Национального банка РК о низком качестве сделки по объединению АО «Казкоммерцбанк» и АО «БТА Банк» и их последующему разъединению, должно было последовать, как минимум, разбирательство на тему того, кто же виноват в провале всей этой спецоперации. Но его не было и, похоже, не будет.

Нет в документе и объяснения, почему Акорда с подачи регулятора пошла на поводу у Кенеса Ракишева, который якобы был главным идеологом этой сделки.

Также нет объяснения, почему до сих пор не предъявлены официальные претензии Нуржану Субханбердину, Нине Жусуповой и прочим акционерам и топ-менеджерам АО «Казкоммерцбанк» за доведение фининститута до такого плачевного состояния. 

Далее в документе изложен «Механизм оздоровления АО «Казкоммерцбанк» в 2017 году». Приведем соответствующие цитаты:

«По итогам инспекторских проверок банков было видно, что масштаб непризнанных убытков АО «Казкоммерцбанк» по проблемным займам был сравним с убытками всего банковского сектора и, соответственно, являлся источником наиболее существенного системного риска как для финансового сектора, так и для экономики в целом. Учитывая масштаб убытков и системную значимость АО «Казкоммерцбанк», было очевидно, что решение проблемы невозможно без государственного участия.

Порядка 50% ссудного портфеля АО «Казкоммерцбанк» составляли проблемные требования к АО «БТА Банк», возникшие в результате сделки 2015 года, что практически делало невозможным привлечение стратегического инвестора. Поэтому первоочередной задачей являлось очищения баланса АО «Казкоммерцбанк» от проблемного портфеля, связанного с АО «БТА Банк». Для этого государственная компания по управлению проблемными активами ФПК выкупила активы АО «БТА Банк» для того, чтобы АО «БТА Банк» погасил свою задолженность на сумму 2.4 трлн. тенге перед АО «Казкоммерцбанк».

Позволим себе не согласится с тем, что АО «Казкоммерцбанк» нужно было спасать во что бы то ни стало. По нашему мнению, опыт «спасения» АО «БТА Банк» должен был чему-то научить казахстанские власти, как политические, так и монетарные. Ведь попытка и дальше «нести чемодан без ручки» в условиях избыточности банковского сектора относительно размеров рынка и высокой коррумпированности государственного и квазигосударственного аппарата неизбежно приводит к гигантским потерям. В случае с «БТА Банком» - как минимум в два раза большим, чем исходный ущерб.

Однако, похоже, что в данном случае страхи Акорды и ее стремление сохранить внутриполитическую стабильность любой ценой, плюс желание скрытно поддержать «Народный банк Казахстана» государственными деньгами, не бросая одновременно тень на его имидж, оказались слишком уж весомыми аргументами вопреки здравому смыслу и логике.

Дальнейшее развитие событий излагается в Отчете регулятора так:

«Учитывая размер активов и обязательств АО «Казкоммерцбанк», единственным заинтересованным стратегическим инвестором, который мог позволить приобретение системообразующего банка, осуществить его докапитализацию и дальнейшее управление, был АО «Народный банк Казахстана». В результате, в марте 2017 года был заключен Меморандум о взаимопонимании между Правительством Республики Казахстан (в лице МФ РК), Национальным Банком, АО «ФНБ «Самрук-Казына», ФПК, АО «Народный Банк Казахстана», АО «БТА Банк», АО «Казкоммерцбанк» и его крупным акционером. Позже 2 июня 2017 года между сторонами было подписано Рамочное Соглашение.

Дополнительно, для определения реального состояния и стоимости чистых активов АО «Казкоммерцбанк», была проведена стандартная в международной практике процедура комплексной экспертизы (due diligence) активов АО «Казкоммерцбанк» с привлечением независимых аудиторских компаний, как со стороны Национального Банка, так и со стороны инвестора (АО «Народный Банк Казахстана). По результатам комплексной экспертизы, АО «Казкоммерцбанк» сформировал необходимые провизии и произвел корректировку чистой стоимости активов на сумму в размере около 550 млрд. тенге.

Корректировка была произведена за счет акционерного капитала АО «Казкоммерцбанк», в результате чего капитал прежних акционеров был обнулен. Таким образом, действующие на тот момент акционеры АО «Казкоммерцбанк» фактически первыми понесли убытки в рамках оздоровления АО «Казкоммерцбанк». Это стандартная международная практика, направленная на снижение рисков «безответственного поведения» (moral hazard), согласно которой при урегулировании неплатежеспособного банка его акционеры должны первыми понести убытки».

Таким образом в Отчете снова обойдена щекотливая тема - почему при двойном переходе основных прав собственности и акционерного контроля в системообразующем банке страны, как минимум двойной передаче в нем управленческих полномочий, реальное состояние кредитного портфеля и неудовлетворительное финансовое положение так и остались засекреченным от общественности? И кто этому реально посодействовал из числа руководства и сотрудников Нацбанка РК? 

Завершается раздел повторным упоминанием причин, по которым государство в лице Нацбанка и правительства «спасли» АО «Казкоммерцбанк», а также обоснованием правильности действий регулятора.  Процитируем ключевые абзацы в подтверждение того, что именно страхи были главным аргументом казахстанских властей в этом деле:

«Решение о государственном участии в оздоровлении АО «Казкоммерцбанк» путем очищения его баланса от неработающих займов за счет передачи их ФПК и реализации банка новому инвестору было принято с учетом структуры фондирования банка, институциональных ограничений и других факторов.

Во-первых, АО «Казкоммерцбанк» являлся системообразующим банком, который обладал депозитами физических лиц более чем на один трлн. тенге, порядка одной трети всех обязательств банка (примерно полутора трлн. тенге) составляли средства различных квазигосударственных компаний и ЕНПФ, около 400 млрд тенге составляли обязательства перед нерезидентами. Кроме того, АО «Казкоммерцбанк» осуществлял значительную долю платежей в платежной системе Казахстана. В случае ликвидации банка все финансовые потери сверх акционерного капитала банка понесли бы негарантированные депозиторы и кредиторы банка. Потери по гарантированным вкладам принял бы на себя КФГД. В обоих случаях общественный сектор несёт одинаковые потери.

Во-вторых, в случае ликвидации банка кроме прямых финансовых потерь неизбежны были бы другие потери, масштаб которых мог превысить прямые расходы бюджета. Реализация рисков и неисполнение платежных поручений или приостановление выплат по обязательствам АО «Казкоммерцбанк» могли вызвать системные риски. Все вкладчики, даже не затронутые ликвидацией банка, могут потерять доверие к банковской системе, база фондирования становится неустойчивой, возрастают риски массового оттока вкладов и финансовой дестабилизации. В итоге пострадала бы вся экономика – не только один банковский сектор, но и квазигосударственные компании, физические и юридические лица».

ОТ РЕДАКЦИИ:  в нашей серии, посвященной «Отчету по финансовой стабильности за 2015–2017 годы», всего шесть публикацией, включая эту:   

Забыли про Келимбетова?

Как в Нацбанке завели рака за камень

Финотчет: больше власти Национальному банку

 Финотчет: кто в ответе за курс тенге

Как Нацбанк занимается дедоллоризацией

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *