Дорогой подарок Кенесу Ракишеву

За последний месяц  Кенес Ракишев, занимающий 8-ую позицию в списке богатейших бизнесменов  Казахстана согласно рейтинга Forbes за 2018 год, дважды прокомментировал свое  участие в спецоперациях Акорды по «спасению»  БТА Банка и «Казкоммерцбанка».  

В первый раз он дал интервью российскому деловому изданию «Коммерсант». Оно было опубликовано 11 мая 2018 года под названием «В России и Казахстане приходится учитывать политические риски».

Во второй раз интервью вышло в казахстанской версии Forbes 1 июня 2018 года под названием «Кенес Ракишев — о продаже Казкома, судьбе БТА Банка и партнёрстве с Mercedes, Huawei и Gettaxi».  

В интервью «Коммерсанту» Ракишев рассказал свою версию того, как и почему он вдруг заинтересовался покупкой АО «БТА Банк». А также он объяснил, как эта бизнес-инициатива переросла в приобретение им миноритарного пакета акций АО «Казкоммерцбанк», затем в получение полного контроля над финансовым институтом и закончивлась в итоге продажей контрольного пакета акций «Казкома» АО «Народный банк Казахстана» всего за 1 тенге.

Мы не видим смысла комментировать именно эту часть интервью,  нас в нем заинтересовало иное — описание текущего положения дел в АО «БТА Банк».

Процитируем ниже фрагменты, имеющие к этому отношение (выделения сделаны нами):

«Сегодня у БТА нет филиалов в Казахстане. Оставили головной офис, юридический департамент, департамент по возврату и развитию активов.

— За пределами Казахстана у БТА остался банковский бизнес?

— Да, на Украине, в Киргизии и Белоруссии. В этих странах работают три банка с общим объемом активов 200 $–300 млн. Зарабатывают все, кроме украинского. На Украине мы сократили бизнес и тоже планируем сдать лицензию из-за высоких политических и репутационных рисков: экс-топ-менеджмент под руководством Аблязова выдавал кредиты офшорам, которые не собирались их возвращать. Мы вынуждены вести настоящую юридическую войну, чтобы вернуть активы, выведенные таким образом. Среди них крупное фармацевтическое производство в Борисполе, уже удалось вернуть один торгцентр, ряд бизнес-центров.

— Вас не смущало, что БТА очень рискованный и политизированный актив с множеством заинтересованных сторон в разных странах?

— Хороший вопрос. В России и Казахстане приходится учитывать политические риски. К моменту покупки БТА у меня уже был опыт управления стрессовыми активами, серьезная команда для этого. Скоро появится официальная отчетность БТА: вы увидите, что у нас на балансе — очищенные активы на более чем 1 $ млрд. У нас также есть требования к другим лицам на 3,5 $ млрд. В то же время у БТА нет финансовых обязательств перед третьими лицами.

— То есть банк достался вам без обязательств перед вкладчиками?

— На момент обмена активами с Казкоммерцбанком в рамках сделки по покупке БТА обязательства перед вкладчиками оценивались в 3 $ млрд. Все они перешли „Казкоммерцу“, который совместно с правительством и Национальным банком Казахстана занимаются урегулированием этих проблем. Жаль, что сейчас нельзя поменять название, чтобы устранить путаницу: все решения судов различных юрисдикций оформлены на БТА-банк.

— Какие бывшие активы Мухтара Аблязова в России БТА уже завела на свой баланс?

— Логистические парки в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Новосибирске общей площадью 400 тыс. кв. м, которые раньше принадлежали группе „Евразия“ и были незаконно выведены из БТА-банка Мухтаром Аблязовым. В этом сегменте у нас остались еще права требования на крупнейший логистический парк „Биек тау“ в Татарстане, который перешел ВЭБу. Сейчас мы пробуем разрешить эту проблему. В любом случае нужно дождаться, когда будет снят арест, наложенный российскими судами.

Кроме того, на баланс БТА перешли такие девелоперские проекты, как площадка под торгцентр на Павелецкой площади, океанариум на Поклонной горе, бизнес-центр „1812“, почти 2,2 тыс. га в Домодедовском районе Подмосковья и 400 га в Новой Москве, ближе к Калуге. Около 200 га в Новой Москве отдадим городу, так как они в природоохранной зоне, их нельзя использовать. На оставшийся объем мы запросили изменить категорию под индивидуальное жилищное строительство или строительство логистических парков. Также нужно снять формальный арест с этого участка.

— Что происходит с еще одним проблемным активом БТА — портом Витино в Мурманской области?

— Сейчас мы ведем переговоры с Gunvor о возможности реанимировать этот проект и отдать им в управление. Это первая часть сделки, второй может стать продажа порта Gunvor.

— У БТА были требования к владельцу зерновой компании „Настюша“ Игорю Пинкевичу, к которому у властей Москвы есть претензии относительно его долгостроя — жилого комплекса „Царицыно“ на юге столицы?

— В рамках расчетов с Игорем Пинкевичем БТА перешла часть проекта „Царицыно“ без обязательств перед дольщиками. Это одобренный к застройке объем, сейчас мы ищем инвестора, чтобы закончить строительство и продать квартиры. БТА также получил активы „Настюши“, включая сельхозземли на севере Казахстана.

— Какие зарубежные активы вы вернули на баланс БТА?

— Это в основном квартиры и дома в Великобритании, принадлежавшие связанным с Мухтаром Аблязовым компаниям. Параллельно работаем в США. Нам удалось доказать, что строительство квартир в центре Нью-Йорка на 500 $ млн (похоже, это ошибка в публикации — kz.expert) было профинансировано кредитами БТА. Сейчас эта недвижимость арестована и поставлена на баланс банка. По этой схеме мы рассчитываем вернуть ряд активов, которые также кредитовала группа топ-менеджеров БТА-банка под руководством господина Аблязова.

— В какую сумму вам обошлось очищение и возврат активов?

— Сложно оценить, так как по ряду проектов БТА был не единственным претендентом. Взять, например, бизнес-центр „1812“ и будущий океанариум в Москве, где права требования были у АСВ. Приходилось проводить совещания на уровне первого вице-премьера Игоря Шувалова и договариваться. Можно было провести торги и разделить выручку от продажи активов, но обе стороны понимали, что нет инвесторов, готовых зайти в такой актив. Поэтому мы решили участвовать в торгах сами, выкупить актив целиком по цене АСВ. В итоге 80% активов старого БТА-банка удалось завести на баланс управляющей компании БТА.

— Не уходите от ответа. Сколько вы заплатили на торгах?

— Сумму по трем проектам в Москве (проект океанариума, торгцентра на Павелецкой и бизнес-центр „1812“) не назову, так как это коммерческая тайна. Нужно учитывать, что в этот период была девальвация валюты. До этого можно было уплатить рублевую стоимость в долларах суммой в два раза меньше. Но все остались довольны сделкой.

— У Мухтара Аблязова были и другие партнеры по проектам в России. Как с ними разбирались?

— По-разному. Но везде мы готовы договариваться, дисконтировать долг. Если не получается, идем в суд. Так, например, произошло с башней „Евразия“ в „Москва-Сити“.

Основной кредитор ее строительства — БТА-банк, в соответствии с объемом выданных кредитов, наши первоначальные требования —  180 $ млн. Второй кредитор — Сбербанк, но он успел забрать часть башни до того, как мы начали борьбу за свои права. Нам повезло, что в 2014 году мы пришли к консенсусу и „Нафта Москва“ Сулеймана Керимова выкупила доли обоих кредиторов, хотя и с дисконтом. Мы свою часть продали за 80 $ млн. Остались только права требования к бывшему соинвестору проекта Павлу Фуксу (владелец Mos City Group.— „Ъ“), но он не признал долг. Как бизнесмен я его понимаю: зачем ему платить за актив, который он потерял? Но есть юридическая часть, приходится требовать. Есть положительное решение суда по нашему требованию, запущен процесс поиска и заморозки активов Павла Фукса».

В интервью казахстанской версии Forbes Кенес Ракишев на тему своих операций с АО «Казкоммерцбанк» и АО «БТА Банк» был лаконичнее.  Процитируем из него только то, что не прозвучало в интервью «Коммерсанту» (выделения сделаны нами):

«F: БТА Банк возвращает активы по делу Мухтара Аблязова. Какова общая сумма претензий?

Если посчитать общую сумму по решению всех судов, то это около $6 млрд. На баланс мы пока «посадили» $1 млрд.

F: Каков был смысл в покупке БТА Банка и его последующем объединении с Казкомом?

– Когда принималось решение о приобретении БТА Банка, мы договорились о том, что я занимаюсь возвратом активов, а новая команда Казкома – банковской работой. Потом стало очевидно, что «переваривание» плохих активов затягивается. К тому же, на мой взгляд, были завышены ожидания по экономическому росту Казахстана. Вы помните, что тогда Казкому потребовались дополнительные средства для докапитализации».

«Сегодня у нас на балансе разношёрстные активы. Есть, например, три банка – БТА Украина, БТА Белоруссия и БТА Киргизия – это наши 100%-ные «дочки». Мы понимаем, что это не основной наш бизнес, и рано или поздно мы их продадим.

БТА Банк – это компания по управлению активами: мы их возвращаем, дорабатываем, продаём или оставляем у себя на балансе. Возврат активов – дорогостоящий процесс, в который вовлечены иностранные консультанты, юристы, эксперты. И да, мы не коммерческий банк, у нас нет депозитов и прочих банковских продуктов. БТА погасил свои обязательства перед Казкоммерцбанком и ФНБ «Самрук-Казына» на общую сумму около 2,6 трлн тенге, и на сегодня у нас нет никаких обязательств на балансе. На балансе БТА есть значительная часть активов, которые мы возвращаем по судам, 80% из которых – российские.

Например, крупнейший проект – это разрешение на строительство торгово-офисного центра рядом с Павелецким вокзалом в Москве. Площадь трёхэтажного центра по проекту – 75 тыс. кв. м. У этого проекта отличное расположение, с хорошей транспортной развязкой и прямым выходом к вокзалу. То есть все выходящие людские потоки оттуда будут проходить через наш торговый центр. Рядом метро, городские парковки.

Потенциальную эффективность этого центра я бы сравнил, допустим, с Охотным рядом.

На сегодня готовы котлован, все коммуникации и, самое главное, документация на строительство. Чтобы закончить проект, требуется примерно $150 млн.

F: Москвичам знаком этот долгострой. Есть ли прогресс?

– Мы смогли договориться с московскими властями и получили новые разрешительные документы. Надеюсь, к концу года начнём строительство: переговоры с инвестиционными компаниями в самом разгаре. В будущем видим себя в роли пассивного портфельного инвестора.

F: О каких инвесткомпаниях идет речь?

– Могу назвать «ТПС Недвижимость» – это группа, имеющая большой опыт в строительстве коммерческой недвижимости. Попутно общаемся ещё с несколькими московскими компаниями.

F: Среди ваших активов есть незавершенное строительство океанариума на Поклонной горе в Москве, ранее этот проект оценивался в $600 млн. Что в итоге там будет построено?

На Поклонной горе у нас два проекта. Первый – это недостроенный бизнес-центр на 100 тыс. кв. м, в котором будут офисы, апартаменты и отель. Второй – жилая недвижимость премиум-класса и небольшая торговая площадь. На оба проекта мы уже получили разрешения московских властей и почти договорились с инвесторами.

F: Над какими российскими проектами еще работаете?

– Региональные логистические парки в Новосибирске, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге общей площадью около 400 тыс. кв. м. Эти склады уже введены в эксплуатацию и работают в единой системе. Мы являемся 100%-ными владельцами этих объектов.

Пока у нас три логопарка, но мы думаем над расширением. Москва сегодня перегружена складами, некоторые даже пустуют, а вот у региональной логистики есть хороший потенциал роста. Здесь мы провели большую работу: налажен менеджмент, готова стратегия развития, бизнес дает хорошие денежные потоки. О том, что логопарки имеют отличный потенциал, говорит и интерес со стороны российских компаний. Если будет хорошее предложение, то мы рассмотрим варианты их продажи.

F: Есть ли ещё победы по возврату активов?

– Мы выиграли высокий суд в Гонконге, по которому к БТА Банку отошли земля и проект строительства морского порта. Чтобы закончить строительство, необходимо около $60 млн. Если найдём инвестора, готового купить этот проект, то продадим его. Или можем остаться миноритарным акционером.

F: Возврат долгов – неблагодарная работа, которая несёт с собой репутационные риски…

– В любом бизнесе есть риски. В возврате долгов их больше, согласен, тем более в деле бывшего руководства БТА, где каждый шаг воспринимается как политический. Поэтому мы идём в суды. Говорят, что решения судов в России, на Украине и в Казахстане политизированы, но у нас есть решение высокого суда Великобритании на возврат активов на $4,5 млрд. Пусть исполняют эти решения, и вся «политика» тут же закончится».

Мы специально так подробно процитировали Кенеса Ракишева, чтобы зафиксировать озвученную им ключевую информацию на тему финансового положения АО «БТА Банк»: перечень основных активов и их денежную оценку на сегодняшний день - порядка 1 миллиарда долларов. 

Дело  в том, что, согласно пресс-релизу «БТА Банка» от 4 июля 2017 года, у него не должно быть никаких активов. Процитируем (выделения   сделаны нами):

«Настоящим АО «БТА Банк» (далее – «БТА») информирует кредиторов, акционеров и общественность о  том,  что БТА в рамках исполнения решения Общего собрания акционеров (Протокол № 78 от 18 апреля 2017 года), а также условий  Меморандума о  взаимопонимании с АО  «Фонд  национального благосостояния «Самрук-Казына» (далее - СК), АО «Фонд проблемных кредитов» (далее - ФПК), АО «БТА Банк», АО «Казкоммерцбанк», АО «Народный сберегательный банк Казахстана», Ракишевым К.Х., Субханбердиным Н.С. и АО «Qazaq Financial Group» (далее - Меморандум) и заключенного 2 июня 2017 года Рамочного соглашения между Правительством Республики Казахстан, Национальным Банком Республики Казахстан, АО «Фонд  национального благосостояния «Самрук-Казына» (далее - СК), АО «Фонд проблемных кредитов» (далее - ФПК), АО «БТА Банк», АО «Казкоммерцбанк» (далее - ККБ), АО «Народный сберегательный банк Казахстана», Ракишевым К.Х. , БТА  совершило следующие действия и сделки:

1. 26 июня 2017 года БТА завершило расчеты по договору купли-продажи акций № 490-и от 2 июня 2015 года между БТА Банком и Самрук Казына, обеспечением по которому являлась гарантия ККБ от 19 июня 2015 года, в размере 6 810 513 801 (шесть миллиардов восемьсот десять миллионов пятьсот тринадцать тысяч восемьсот один) тенге; Самрук-Казына подтвердило погашение Задолженности БТА и отсутствие непогашенной Задолженности или обязательств БТА или ККБ по договору купли продажи- акций; а также прекращение гарантии, выданной ККБ в пользу СК, посредством которой обеспечивалось исполнение обязательств БТА Банка по договору купли- продажи акций БТА в совокупном размере 6 810 513 801 Тенге.

2. 01 июля 2017 года ФПК и БТА заключили крупную сделку - договор приобретения (купли-продажи) активов БТА в пользу ФПК за покупную цену 2 639 771 120 000,00 тенге, равную сумме, складывающейся из: (a) Суммы Погашения Займа БТА Банка перед ККБ и (b) Суммы погашения Займа СК;

3. 03 июля 2017 года ФПК оплатил Покупную цену Активов БТА на основе полной предоплаты (т.е. до передачи Активов БТА Банка в пользу ФПК) безналичным перечислением с немедленным зачислением средств на Специальный счет БТА, открытый в Национальном Банке Республики Казахстан;

4. 03 июля 2017 года БТА произвело досрочное погашение задолженности по Соглашению об открытии кредитной линии от 25 июня 2015 года № 1577, заключенному между БТА и ККБ, в сумме 2 400 000 000 000,00 (два триллиона четыреста миллиардов) тенге и заключило Соглашение о взаиморасчетах с ККБ, являющееся сделкой с заинтересованностью;

5. 03 июля 2017 года БТА произвело погашение задолженности по Договору займа от 19 декабря 2012 года, заключенному между БТА и Самрук-Казына, в сумме 239 771 120 000,00 (двести тридцать девять миллиардов семьсот семьдесят один миллион сто двадцать тысяч) тенге и соответствующего на дату погашения вознаграждения.

В соответствии с Договором приобретения (купли-продажи) активов, заключенным между ФПК и БТА, передача активов должна быть произведена от БТА в пользу ФПК в течение 6 месяцев. Одновременно в соответствии с условиями Рамочного соглашения от 2.06.2017 проводится правовая экспертиза Активов БТА, подлежащих передаче ФПК, независимым экспертом привлеченным Национальным Банком РК».

Поскольку владелец «БТА Банка» публично заявил о том, что подконтрольная ему структура располагает активами на 1 миллиард долларов, а озвученный им список бизнес-активов совпадает (правда не полностью, но это отдельная тема) с теми бизнес-активами, которые ранее считались украденными Мухтаром Аблязовым, то приходится сделать вывод:

  • или «БТА Банк» продал Фонду проблемных кредитов только те активы, которые он получил от «Казкоммерцбанка»,
  • или передача активов в пользу первого так и не была осуществлена за год, прошедший с момента закрытия сделки.

В первом случае это означает, что Акорда втайне сделала Кенесу Ракишеву очень дорогой подарок (что, по нашему мнению, маловероятно, хотя мы допускаем, что подарок был сделан другому человеку, а нынешний владелец «БТА Банка» его лишь прикрывает).

Во втором случае можно предположить, что, столкнувшись с необходимостью сохранить «БТА Банк» в качестве истца в многочисленных зарубежных судебных процессах против Мухтара Аблязова, Акорда разрешила отложить передачу части активов Фонду проблемных кредитов.  Но почему-то решила не сообщать об этом публично. Видимо, чтобы не привлекать внимания к тому факту, что 2,64 триллиона тенге были уплачены за бизнес-активы, которые стоят в несколько раз меньше.  

1 комментариев

  1. Helen

    БТА истец во всех судах по всему миру, поэтому его до сих пор не грохнули. А Ракишеву активы все равно не дадут себе оставить - отберут. Если только они не уйдут зятю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *