Ушел и не вернется?

Некогда доверенный «советник» казахстанских властей, идеолог программы «СуперХан» Александр Мирчев  покинул пост «независимого директора» национального холдинга «Самрук-Казына». Таким образом поставлена точка в консолидации активов компании в преддверии их последующей приватизации.

Изменения в составе директоров главной корпорации Казахстана произошли почти незаметно, хотя для них и понадобилось принять целое правительственное постановление. Вышло оно за №144 и датировано 27 марта 2018 года. Причем в самом этом  документе ни слова не говорится о «Самрук-Казыне», но зато упоминается внесение изменений в другое постановление, принятое еще в октябре 2008 года, из которого как раз и исключили строку с одним именем и одной должностью: «Мирчев Александр Васильевич — независимый директор».

Вот так, без шума и гама, из современной жизни Казахстана вычеркнули фамилию человека, сыгравшего важную роль в решении политических проблем «верхушки» страны.  Специалист по решениям сложных ситуаций — профессия в Казахстане   до сих пор очень востребованная, так как других механизмов в стране просто нет. Однако сфера, в которой вращался именно этот «независимый директор», сделала из него политическую фигуру. Можно сказать даже, мегаполитическую. То есть фигуру, не просто участвующую в казахстанской политике, но даже в чем-то ее определяющую.

Д-р Александр Мирчев — гражданин США, президент компании «Крулл корп.» (США), которая «специализируется на предоставлении глобальных стратегических решений с акцентом на новые экономические тенденции, вопросы экономической безопасности и вызовы, возникающие в политической сфере» (подробнее с его официальной биографией можно познакомиться на сайте его компании). С 2007 года — старший экономический советник премьер-министра Республики Казахстан. С 2007 года по октябрь 2008 года — председатель совета директоров — независимый директор АО «Фонд устойчивого развития „Қазына“. Постановлением Правительства РК № 962 от 17 октября 2008 года избран в состав Совета директоров АО „Самрук-Қазына“. Исключен из него Постановлением Правительства РК № 144 от 27 марта 2018 года.  

Тень „Казахгейта“

"Казахгейт" — под этим названием фигурирует серия скандалов в Бельгии, США и Франции, в которых так или иначе было замешано руководство Казахстана. Все они  связаны с выплатами взяток и откатов  как иностранными гражданами казахстанским чиновникам, так и в обратную сторону.   

 История началась в Бельгии из-за обвинений в откатах за передачу в концессию всего электросетевого хозяйства Алматинской области и газопроводов в Южном Казахстане. Действующими лицами были:

  • с бельгийской стороны компания Tractebel (после целой серии скандалов компания была поглощена и стала частью огромного конгломерата ENGIE),
  • с казахстанской — „евразийское трио“ (Патох Шодиев,  Алиджан Ибрагимов и Александр Машкевич - на фото ниже) и тогдашний премьер-министр Акежан Кажегельдин.

Речь шла о миллионах долларов за малопонятные „консультационные услуги“, в результате чего Tractebel в 90-х годах стал хозяином „Алматыэнерго“. Было предположение, что часть этих денег евразийцы передали в виде „откатов“ казахстанским чиновникам. В итоге главный подозреваемый — Патох Шодиев — заключил соглашение с судом, заплатив штраф в размере 23 миллионов евро.

Параллельно скандал переместился в США, где также были обвинения во взятках и откатах — на этот раз в связи с нефтяными концессиями на Каспии. В американском „Казахгейте“ засветился Джеймс Гиффен, американский бизнесмен и бывший советник президента  Казахстана Нурсултана Назарбаева. Прокурором Южного округа Нью-Йорка ему было предъявлено обвинение в нарушении Закона об иностранной коррупции 1977 года и отмывании денег.

Скандал был громким, но завершился вполне безобидно — Гиффен заплатил 25 долларов за судебные издержки, а все остальные обвинения с него были сняты, так как якобы Гиффен на самом деле выполнял в Казахстане „задания ЦРУ и других американских спецслужб“, то есть был не коррупционером замешанным в многомиллионных взятках руководству Казахстана, а патриотом США, работавший на благо американского народа.

Недавно, в мае 2017 года, история снова была реанимирована в Бельгии, попутно зацепив Францию, но на этот раз в деле оказались замешаны уже европейские политики, решившие также поиграть на поле „политического решалова“.

Речь идет о причастности высших чиновников обеих стран (Бельгии и Франции) к решению о снятии с бизнесмена Патоха Шодиева уголовных обвинений, выдвинутых против него в Бельгии.

Бельгийский журнал Vif опубликовал документы, свидетельствующие о том, что „центральную роль“ в этом вопросе сыграл Клод Геан — бывший глава французского МВД и руководитель администрации предыдущего президента Франции Николя Саркози, а также бывший председатель Сената Бельгии Арманд Де Деккер и бывший министр финансов Бельгии Дидье Рейндерс. О скандале с бывшим сенатором буквально недавно написали многие французские и бельгийские средства массовой информации.

Так вот, Александра Мирчева можно считать ветераном этих процессов. Он появился при дворе Акорды на пике американского скандала и благодаря ему, так как заменил прежнего фаворита  Джеймса Гиффена, оказавшегося главным обвиняемым по делу „Казахгейта“ в США.  Пригласили же Александра Васильевича в Казахстан тогда еще зять действующего президента Рахат Алиев и его супруга, старшая дочь елбасы Дарига Назарбаева.

План „Суперхан“

Стоит отметить, что с именем Александра Мирчева связывают  получивший широкую известность в узких кругах суперконфиденциальный документ под названием «CуперХан». К нам он попал еще во времена существования газеты «Республика» по весьма извилистым каналам от людей, которые раньше нас не подводили и не ошибались в информации. По их словам, план был разработан группой экспертов, аналитиков и политологов под руководством вышеупомянутого советника.

Для тех, кто никогда о нем слышал: речь идет о плане действий Акорды в  сфере внутренней политики до 2030 года.  Суть плана «СуперХан» можно понять из его цели, которая разработчиками была сформулирована с гениальной лапидарностью: «Программа «Хан» — сохранить власть; программа «СуперХан» — сохранить страну после власти».

Под «СуперХаном», понятно, подразумевался действующий президент, и в документе прямым текстом прописывались направления, как будет развиваться культ личности Нурсултана Назарбаева.  

«Проект «СуперХан» реализовывался в рамках трех основных этапов. Краткосрочный этап реализации проекта был определен до 2010 года. В этот период предусматривается сформулировать и создать основные внутренние механизмы, которые обеспечат успешную реализацию «Модели СуперХан».  Среднесрочный этап Проекта был установлен до 2015 года. Долгосрочный этап - до 2035 года.  

Возьмем, к примеру, законы о лидере нации. Присвоение первому президенту звания лидера нации
 и очередное расширение его властных полномочий есть не что иное, как «стратегическое обеспечение долгосрочного политического мандата СуперХана на легитимной основе». Вышепроцитированное предложение взято нами из  документа и полностью звучит так: «Цель (имеется в виду документа — ред.) — стратегическое обеспечение долгосрочного политического мандата СуперХана на легитимной основе и противодействие его оппонентам».

То есть проект «Лидер нации» задумывался еще на рубеже 2006—2007 годов, и до 2010 года было намечено создать основные внутренние механизмы. Это успешно было выполнено.

В «СуперХане» есть также такие строки:

«Исторические параллели подсказывают направление поиска решений. Для современного Казахстана, следует искать исторические прецеденты, в которых лидер страны:

  • сохранил ее целостность после кризиса,
  • вывел из экономического упадка,
  • нашел способ создания новой политической системы на месте разрушенной».

Не кажется ли вам, что в этот абзац укладывается вся провластная и проназарбаевская агитация последних лет, причем целиком и полностью?

А вот еще прелюбопытная цитата из документа "СуперХан": «Особая проблема Казахстана, отличающая его от других обществ, успешно преодолевших кризис, в том, что президент не может рассчитывать на национальное общественное сознание, опора на гражданское общество в стране пока не надежна! Незрелость гражданского общества требует использования международного ресурса, как источника легитимности главы государства. В сознании народа проявляется простая логика: если нашего Президента уважают чужие, то значит должны и мы».

Другими словами, именно отсюда растут ноги у памятника Нурсултану Назарбаеву в Анкаре, улицы имени первого президента в Аммане, звания лидера тюркского мира и прочих зарубежных знаков внимания к обитателю номер один «Ак орды». 

Консолидация и зачистка

В 2007 году Александр Мирчев занял пост председателя совета директоров казахстанского АО „Фонд устойчивого развития ‚Қазына‘. Созданное в марте 2006 года акционерное общество должно было ‚аккумулировать государственные средства для приобретения за рубежом привлекательных активов, в частности, небольших пакетов акций транснациональных корпораций, работающих в тех отраслях, которые являются ‚точками роста‘ в Казахстане“.

Для решения этой задачи „Казыне“ были переданы государственные пакеты акций ведущих казахстанских корпораций, а также все институты развития. (Начиная с 2001 года в стране была создана целая сеть всевозможных организаций, которые должны были решать проблемы этого самого развития. Но в 2006 году все эти функции были предельно сконцентрированы в одном учреждении, стратегию которого (судя по должности) и должен был определять Александр Мирчев).

Но фактическая монополия Мирчева на управление повесткой развития была недолгой. В октябре 2008 года „Казына“ была объединена с „Самруком“, а Мирчева перевели из категории стратегов в категорию „независимых директоров“ в Совете директоров объединенной компании — Фонде национального благосостояния „Самрук-Қазына“, единственным акционером которого является Правительство РК.  

Реорганизация „Самрук-Казыны“ происходила на фоне раскручивания спирали военных действий Акорды против бывшего зятя президента Рахата Алиева, но связывать эти процессы можно лишь гипотетически. Мирчев принял участие в этой войне на стороне Акорды и сумел сохранить свой пост и влияние на процесс „консолидации активов“, который не только не остановился после поглощения „Казыны“, но продолжился ускоренными темпами.

Следующим этапом „развития компании“ стала зачистка консолидированных активов. Официально эта зачистка получила название „второй волны приватизации“, которая стартовала в 2014 году. Она предполагала реализацию активов государственного и квазигосударственного секторов. Эта программа позволила „Самрук-Казыне“ основательно перетряхнуть свой баланс, выделив для продажи сначала 106 компаний, а затем увеличить их число в два раза — до 216 компаний.

Но главным достижением  ФНБ было разделение списка перспективных кандидатов на приватизацию на две части. В первую вошли 44 „наиболее крупных активов Фонда, имеющих важное социально-экономическое значение“, а во вторую — „все остальные“.

Самые ценные корпорации — АО  НАК  Казатомпром, АО  Air Astana, АО  Самрук-Энерго, АО НК КазМунайГаз, АО Казпочта и АО  НК Қазақстан Темiр Жолы — будут приватизированы через процедуру IPO — публичную продажу акций на бирже. Кстати, не секрет, что эта процедура — лучший из возможных методов легализации доходов на Западе, что в наше время имеет особую ценность, потому что повышает привлекательность актива.

Эти процедуры проясняют изначальный смысл консолидации активов на балансе ‚прежней‘ ‚Казыны‘. По сути, фонд выступил в качестве классического фонда частных инвестиций. Собрав на балансе все активы, он реструктурировал их, собрал всех ‚нужных‘ инвесторов, вывел — "ненужных" и теперь готов реализовать их в интересах бенефициаров. С той лишь разницей, что "обычный" фонд делает это на средства своих инвесторов, а "Самрук-Казына" — на средства бюджета. Бюджетный статус ФНБ автоматически лишает смысла вопросы о том, кто, собственно, является бенефициаром этого фонда и всего процесса. Как говорится, кто надо, тот и является.

Одновременный выход Александра Мирчева из состава независимых директоров фонда и завершение зачистки активов фонда может быть, конечно, чистым совпадением. Так же, как и смерть другого независимого директора Фонда — барона Оливье Дэкампа (ноябрь 2017 года). Как и назначение в декабре того же 2017 года на пост председателя правления АО "Самрук-Қазына" Ахметжана Есимова — одного из самых близких к руководству страны человека

Но может быть и не чистым и даже не совпадением.

В любом случае наступает новая эпоха, и Александру Мирчеву придется искать другие ниши. А мы  возможно скоро узнаем, удалось ли "теневому решальщику" найти себе место в новой ситуации.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *