"Казахгейт": сенатор в огне

«Казахгейт» продолжает свою жатву,  уничтожая карьеры и репутации тех, кто решил сыграть партию с Акордой. На этот раз героем скандала, а значит и его жертвой, стал бывший президент бельгийского сената, функционер Либеральной партии Арманд Де Декер.

Как пишут бельгийские СМИ, прокуратура бельгийского города Монс предъявила бывшему сенатору-либералу обвинение в «торговле влиянием». 

Арманд Де Декер (Armand De Decker) умело сочетал свою политическую деятельность с адвокатской практикой, клиентом которой был Патох Шодиев. В местной прессе последнего по-прежнему именуют «казахстанским бизнесменом со связями в Астане», несмотря на все попытки легализоваться в Бельгии.

                                        Патох Шодиев, Алиджан Ибрагимов и Александр Машкевич

Казахстанский герой с королевской пропиской, Патох Шодиев - постоянный герой «Казахгейт-сериала». А в последнем эпизоде, известном в Бельгии, Франции и Казахстане под названием «Свобода Шодиева в обмен на вертолеты Казахстану», он сыграл роль виновника всего скандала.

Впрочем, европейская пресса открыто использует слово «преступление». Она делает это, цитируя текст обвинительного заключения, в котором говорится о том, что «преступление имело место в период между февралем 2011 года и апрелем 2011 года».  Именно в этот момент бельгийский сенатор протолкнул спасительный для спасения Шодиева закон.

Одним из центральных пунктов обвинения стала встреча сенатора с тогдашним министром юстиции Бельгии Стефаном Де Клерком в его доме.

Контракт на поставку вертолетов с французами к этому времени уже был заключен, и французская прокуратура уже предъявила обвинение своим действующим лицам этого эпизода: экс-президенту Франции Франсуа Саркози, его советнику Жану-Франсуа-Этьену де Розэ (Jean-Francois Etienne des Rosaies), а также экс-сенатору Эймери де Монтескье (Aymeri de Montesquiou), который в Казахстане известен как «потомок Д’Артаньяна».

Официально предъявленное обвинение не стало сюрпризом для экс-сенатора.  Он  с самого начала расследования входил в круг подозреваемых, и его имя регулярно появлялось во всех публикациях европейских средств массовой инормации, но тогда это был еще «просто скандал». Теперь, когда речь идет уже о преступлении,  Арманду Де Декеру, даже при наличии серьезной юридической защиты, придется поступиться своими многочисленными официальными постами.

Как только стало известно о предъявления экс-сенатору обвинения, президент партии «Движение за реформы» Оливье Шастел  опубликовал в Твиттере сообщение, в котором оповестил своих коллег о том, что Арманд Де Декер покидает партию. 

Таким образом, экс-сенатор превратился в экс-политика. По данным местной прессы, он сохранил некоторые свои позиции в местных органах власти - видимо, они должны помочь ему в юридической защите. Но на политическую помощь своих соратников он рассчитывать уже не сможет.

Собственно, кончина политической карьеры Декера и стала главным сюжетом публикаций местной прессы, подтекстом которого звучит всегда один и тот же вопрос: «Зачем человек решил обменять весь свой с таким трудом заработанный политический капитал на связь с Казахстаном?»  И хотя его французский коллега по несчастью «мушкетер Монтескье» любит рассказывать в своих интервью о глобальных евразийских планах и вызванных ими геополитических конфликтах, в реальности у всех в голове есть лишь одно объяснение, которое умещается в одно слово.

Другое дело, что участники всей операции рассчитывали, что история их «стратегических отношений» с Казахстаном окажется за пределами контролирующих органов. И у Франции, и у Бельгии на протяжении столетий была традиция разделять два типа политического поведения:  один - для своих граждан, другой - для аборигенов в колониях. К примеру, в начале ХХ века в самой Бельгии было самое прогрессивное законодательство, но в то же время на территории Конго (формально собственности бельгийского короля) люди гибли буквально миллионами на плантациях. С этим наследием было покончено, но традиция использовать «заморские территории» сохранилась. Однако теперь в европейской политике очевидно желание положить конец этой развращающей практике.

Впрочем, окончательно вывод о серьезности таких намерений можно будет сделать лишь по завершении суда. Как показывает американская часть истории «Казахгейта», тамошним героям удалось выйти из дела без особых потерь. Посмотрим, как это будет во Франции и в Бельгии.

1 комментариев

  1. Сакен

    А кто-нибудь помнит, что скандал в Бельгии начался с Трактебеля? И замешан в нем кстати был бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин. Речь шла о коррупции и взятках. После этого Акежан долгие годы в Бельгию ни ногой. Правда теперь слышал, у него вроде бы разрулилось, когда начал давать показания следственным органам в Брюсселе. Наверняка все валит на "ноль первого".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *