Политические риски Данияра Акишева

Проблемы АО «ЭксимБанк», АО «Банк Астаны» и АО «Qazaq Banki», при всей своей резонансности, всего лишь верхушка айсберга  в казахстанской финансовой системе. И если «Народный банк Казахстана», «АТФ Банк», «Евразийский Банк», «Цеснабанк», «Банк ЦентрКредит» и «Bank RBK» благодаря  прошлогодней массированной господдержке  получили временную передышку, то остальным финансовым институтам приходится по-прежнему туго.

О том, что ситуация в банковском секторе Казахстана вызывает тревогу в Акорде, в частности, свидетельствуют признания председателя Национального банка РК Данияра Акишева на слушаниях в Сенате Парламента РК 4 мая 2018 года.

Процитируем его слова по версии издания «Капитал.кз»  (выделения сделаны нами):

«Банки сознательно шли на искажение реальной картины об уровне плохих кредитов. Для сокрытия качества кредитов в финансовой отчетности активно использовали такой инструмент как реструктуризация займов. Это было связано с введением в 2016 году Национальным банком прямого ограничения на уровень плохих кредитов в размере не более 10% от ссудного портфеля», — отметил Данияр Акишев. 

Он также подчеркнул, что реальный уровень плохих кредитов в 2012 году составлял 41,5%, сейчас — 23,6%. Согласно официальной статистике, уровень плохих кредитов в эти годы не превышал 10%.

«По оценке Национального банка уровень достаточности капитала банковской системы с учетом реального уровня плохих кредитов находился до 2017 года в отрицательной зоне. Только после списания плохих кредитов БТА, Bank RBK и ряда других достаточность капитала вернулась в 2017 году в положительную зону. За период с конца 2016 года реальный уровень плохих займов снизился с 32% до 23% от ссудного портфеля. В абсолютном выражении произошло снижение с уровня в 4,9 миллиарда до 3 миллиардов тенге (ошибка, следует читать триллионов тенге – примечание наше), — рассказал Данияр Акишев.

В заключение своего выступления глава Национального банка обратил внимание на то, что, несмотря на сокращение уровня плохих кредитов в абсолютном выражении, в относительном их доля все еще высока, что связано в первую очередь с сужением ссудного портфеля банков.

По словам Данияра Акишева, средние банки проводили достаточно либеральную кредитную политику, активно осуществляя кредитование связанных с акционерами лиц и под нематериальные залоги. «В результате такой кредитной политики средние банки столкнулись с большими финансовыми проблемами. Средняя доля плохих кредитов составляет 70%», — подытожил он».

По нашей оценке, проблемы АО «ЭксимБанк», АО «Банк Астаны» и АО «Qazaq Banki», при всей своей резонансности, всего лишь верхушка айсберга. Очевидно также, что искажение банковской отчетности и реструктуризация займов, равно как и кредитование бизнес-структур, связанных с акционерами финансовых институтов, это всего лишь попытки банков и контролирующих их персон «выжить» в нынешних сложных временах.

Ключевая, системная проблема банковского сектора Казахстана, как и всей его финансовой системы, состоит в том, что в республике продолжается экономический кризис, начавшийся после падения мировых цен на углеводороды и резкого сокращения объема казахстанского экспорта.

За последние два года цены на нефть на мировом рынке заметно восстановились, что нашло отражение в росте странового ВВП, экспорта и улучшении платежного баланса, однако эти положительные тенденции пока не дошли до несырьевых секторов национальной экономики и не отразились на благосостоянии подавляющего большинства казахстанцев. В результате банковский сектор республики вдруг оказался и до настоящего времени остается избыточным.

Поэтому сокращение числа финансовых институтов – неизбежность. Проблема однако в том, что за каждым из них стоят их акционеры, как правило, члены или представители влиятельных элитных кланов, в чем нетрудно убедиться, изучив состав собственников казахстанских банков и их семейные (личные) связи. Именно поэтому господдержку Акорды в прошлом году получили шесть банков, подконтрольных ближайшим родственникам главы казахстанского государства и его наиболее влиятельных приближенных (см. публикации на эту тему внизу статьи), а процесс «ухода» банков с рынка в Казахстане оказался заметно непрозрачнее и затянутее, чем в той же России.

Возлагать ответственность за это исключительно на нынешнее руководство Национального банка РК, в том числе его главу Данияра Акишева, мы считаем некорректным. Фактически ему, помимо профессиональной деятельности в качестве главы регулятора, приходится постоянно маневрировать между влиятельными элитными группами в Акорде, искать и находить компромиссы между желанием навести элементарный порядок в секторе и необходимостью учитывать чьи-то частные интересы, просто потому что игнорирование их может оказаться для него критическим.

Пока председателя Национального банка РК спасает прямая поддержка со стороны Нурсултана Назарбаева. Причем последнему приходится ее оказывать регулярно, как публично, так и неформально. Однако проблема Акишева состоит в том, что при относительно одинаковом качественном состоянии банков, ему приходится выбирать, кого из них «спасать», а кого – «топить». И этот неизбежный субъективизм приводит к тому, что числе его непримиримых врагов растет, к тому же их нелюбовь к нему вполне оправданна, поскольку зиждется на материальной основе.

Более того, даже прямая поддержка со стороны елбасы зачастую не способна помочь преодолеть сопротивление и даже агрессию со стороны тех, кто уже потерял, теряет или потеряет в будущем свой банковский бизнес, а также компенсировать пассивность других чиновников высшего и среднего уровня. Ну а казахстанская внутриполитическая практика свидетельствует, что поддержка со стороны Нурсултана Назарбаева реформаторов, не важно, в какой сфере, всегда конечна и заканчивается в тот период, когда сопротивление со стороны оппонентов реформатора становится сильнее, чем  способность последнего продолжать начатое им дело. Так было всегда, и примером могут служить кейсы Акежана Кажегельдина, Эрика Асанбаева и Мухтара Аблязова.

Это означает, что пока ситуация в банковском секторе Казахстана остается если не критической, то сложной, Данияр Акишев с высокой вероятностью будет возглавлять Национальный банк РК. Тем более что, судя по неофициальным оценкам специалистов, он полностью соответствует занимаемой должности и способен осуществить главную задачу момента – сократить число банков до некоего разумного предела, соответствующего нынешнему платежеспособному спросу со стороны реальной экономики и населения. Но как только это случится, нужда в нем исчезнет, и он будет вынужден уйти, освободив свое кресло более компромиссному, менее жесткому и последовательному специалисту.

Единственное, что может помешать такому сценарию, это транзит верховной власти в Казахстане, когда преемник Нурсултана Назарбаева в рамках обновления верхушки государственной власти будет менять всю команду, приводя к управлению государством своих людей.

1 комментариев

  1. Гаскойн

    Да если бы не миллиарды долларов госпомощи, то вся банковская система КЗ уже лет 5 назад легла бы на бок, говорю это как финансист изнутри знающий банковскую систему Казахстана!
    И недвига бы вся пришла к реальной цене, к ценам где-то 2000-2001 года в долларах. Это и то, при условии что доллар бы не вырос дороже 360.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *