Война за румынское наследие

Что общего между «Казмунайгазом», китайской корпорацией CEFC, семейным офисом Рокфеллера и российской компанией «Фридом Финанс»?

Скандал с таинственной китайской корпорацией CEFC привел к тому, что контрольный пакет дочерней фирмы «Казмунайгаза» уходит к некоей американской фирме, название которой пока держится в секрете. Мы не исключаем, что под корпоративной оболочкой «американской фирмы» может оказаться российская инвестиционная компания «Фридом Финанс», которая входит в состав холдинга Freedom Holdings, зарегистрированного в Неваде (США).

О том, что контрольный пакет акций (51%) компании KazMunayGas International N.V (KMGI) может сменить владельца, сообщило румынское издание G4media. По информации СМИ, покупатель будет из США, но его имя не называется. О серьезности его намерений должно говорить предполагаемое участие в сделке агентства OPIC (Overseas Private Investment Corporation) — американской публичной корпорации, выполняющей квазигосударственные функции.

Просто «Дон» 

Известно лишь имя человека, который ведет переговоры о сделке. Это инвестиционный консультант Don Laguardia, известный в Соединенных Штатах просто как «Дон».

Известность у Дона ограничивается узким кругом специалистов по инвестициям на так называемом «фронтире» — окраине мировой инвестиционной ойкумены. Это понятие появилось в финансовом мире в 90-е годы, когда стало ясно, что понятие «развивающиеся» рынки уже не может охватить новую вселенную, открывшуюся для сделок после крушения мировой социалистической системы. Чаще всего там не было никаких правил, но зато были неограниченные возможностей.

В 1997 году фирму LR Global Partners создал Мюррей Логан, который до этого на протяжении пары десятков лет отработал на инвестиционную компанию, управляющую семейными активами семьи Рокфеллеров.  Туда же перешли его коллеги, среди которых был и «Дон». Эта команда начала изучать инвестиционные перспективы Казахстана, Туркменистана, Кореи и «классической» Африки (стран, расположенных южнее Сахары).

Что заставило этих людей покинуть офис одной из самых могущественных семей мира и пуститься во все тяжкие, доподлинно неизвестно. Но в архивной версии сайта компании партнеры-основатели говорят о себе как о представителях «продвинутой группы инвесторов», которые создали бизнес на деньги семьи Рокфеллеров.  

Опровержений от семьи Рокфеллеров на такое смелое заявление не последовало.  В свое время ее основатель Джон Рокфеллер именно так осваивал территорию Северной Америки — фронтир за фронтиром. И действовал в основном методом поддержки таких вот «независимых» инвестиционных консультантов, которые могли использовать свои связи в деловом общении, но никогда не смогли бы переложить ответственность на семью.

Финансовую поддержку команде рокфеллеровских консультантов оказал еще один «звездный персонаж» — Леон Леви, один из основателей современной индустрии коллективных инвестиций, лично создавший десятки ПИФов.  К 1997 году он уже продал свой основной бизнес, но решил поддержать исследование инвестиционных возможностей «фронтира».

Поддержка «грандов» оказалась весьма эффективной.  За пять лет своего существования активы под управлением «партнеров» увеличились с 69 миллионов долларов США до 150 миллионов. Это очень хороший результат с учетом того, что создание фирмы совпало по времени с началом азиатского кризиса, а затем  мощного технологического бума. В этих условиях привлекать средства на «освоение фронтира» было делом непростым. Но, имея доступ к средствам супербогатых и суперлояльных инвесторов, Мюррей мог позволить себе полное отрицание каких-либо «бенчмарков» (сравнительных показателей успеха), сосредоточившись исключительно на поиске недооцененных активов.

К началу 2000-х в числе этих активов предсказуемо оказались казахстанские нефтяные месторождения. Самым известным проектом «Рокфеллеровского фонда» стали месторождения Южного Казахстана, которые (вместе с Шымкентским НПЗ) оказались на балансе канадской фирмы Hurricane Hydrocarbons.

В отчетах, опубликованных на сайте SEC, в составе акционеров этой компании фигурируют и партнеры LR, и Рокфеллеры. Но уже 2002 году ситуация радикально меняется. Рокфеллеры уходят — как из Hurricane Hydrocarbons, так и из LR Global Partners. А в 2003 году фирма была переименована в Petrokazakhstan, после чего началась настоящая эпопея попыток ее продажи, которая затянулась на несколько лет. В итоге покупателем оказалась китайская нефтяная корпорация CNPC, которая затем уступила блокирующий пакет «Казмунайгазу».

В апреле 2003 года умирает Леон Леви, в 2006 году —  основатель фирмы Мюррей Логан и еще несколько ключевых инвесторов. Компания была  вынуждена (по признанию одного из деловых изданий того времени) перейти в режим «зимней спячки». Выйти из нее удалось по-настоящему лишь бангладешской части партнеров — LR Global Bangladesh Asset Management Company.  

LR Global Partners существовала некоторое время в спящем режиме, но затем подала заявку о банкротстве. Произошло это в июне 2017 года, а сама процедура заняла пару недель.

Просто сделка

В это же время в Румынии происходила активная подготовка к продаже еще одного казахстанского актива — корпорации Rompetrol. У нее на балансе тогда имелись два НПЗ общей мощностью 5 млн тонн в год и сеть АЗС, состоящая из более тысячи станций, представленных в Румынии, Молдавии, Болгарии и Грузии, а также дочерняя сеть АЗС во Франции.

В 2007 году 75% компании купил «КазМунайГаз», а в 2009 году он выкупил оставшиеся 25%.  C 2014 компания сменила название на KazMunayGas International (KMGI). А в 2015 году начались переговоры о сделке с китайской фирмой CEFC China Energy, которые привели к подписанию в декабре 2015 года «Меморандума», в котором стороны определились с намерением KMGI уступить китайской корпорации контрольный пакет акций румынской фирмы (51%).

Судя по всему, это намерение вызвало серьезное недовольство сделкой во влиятельных кругах. В апреле 2016 года румынские прокуроры поднимают из архива коррупционную сделку 2003 года, которая предполагала конверсию долга компании в государственные облигации. Спустя 13 лет она очень пригодилась, так как позволила арестовать один из НПЗ и сеть автозаправок — на общую сумму 600 млн евро. О том, что эта история представляет собой нечто большее чем просто «войну с коррупцией», говорит тот факт, что, спустя уже два года ничего не слышно о его передаче в суд.

Активизация румынских органов притормозила, однако не смогла остановить сделку. В декабре 2016 года контракт на продажу 51% акций был подписан. А в сентябре 2017 года вице-президент KMGI — Алексей Головин обещал завершить сделку в течение нескольких недель. Но в этот момент в игру против сделки включились силы другого уровня.

В ноябре 2017 года в Нью-Йорке были арестованы экс-министр внутренних дел Гонконга Патрик Хо и экс-министр иностранных дел Сенегала Шейх Гадио. Министерство юстиции обвинило их в создании системы подкупа должностных лиц в африканских странах в интересах компании CEFC. По данным американских прокуроров, президент Чада получил 2 миллиона долларов США за лицензии на нефтедобычу в это стране, а на счет министра иностранных дел Уганды были задепонированы 500 тысяч американских долларов.

Как и в первом случае, нет особых сомнений в том, что эти события скорее всего имели место.  Тем более что они повторяли хорошо известный сценарий — «свободный» агент прибывает в ресурсную страну с неразвитой правовой и политической системами, создает там сеть из местных подручных и скупает в интересах своих клиентов права и лицензии на ресурсы.  Как писали  в брошюрах с разоблачением неоколониализма, это был шаг вперед по сравнению со старой практикой, когда западные корпорации просто «открывали» новые территории, не принимая в расчет местных жителей.

Просто китайский бизнес 

Как выяснилось позже, румынская, а также американская части оказались лишь вступлением к настоящей истории CEFC, оказавшейся трагифарсом.

1 марта 2018 года на сайте китайской англоязычной газеты Caixin Online была опубликована статья, в которой сообщалось об аресте руководителя CEFC Е. Цзяньмина, а заодно рассказана настоящая жизнь этого человека и созданной им компании. Если очень кратко выразить суть этой публикации, ее можно назвать полным разоблачением.  Вместо самой крупной частной корпорации, созданной серьезным предпринимателем со связями, читатели увидели китайский вариант «финансовой Панамы», которая была создана в недрах государственного капитализма КНР для отмывания госкредитов и демонстрации успехов для партийного руководства страны.

Через несколько часов статья была удалена с сайта, но каким-то странным образом сохранилась в кэше Google, в результате чего сотрудник Принстонского университета перевел ее на английский язык и опубликовал. После чего новая версия истории CEFC была оперативно растиражирована по всем средствам массовой информации.

Это был последний удар по задуманной сделке. И не только по ней. Под ударом оказались и другие стратегические планы компании, главным из которых было участие частной китайской корпорации в схеме по продаже акций «Роснефти». Предполагалось, что CEFC выкупит 14,16% акций российской нефтяной корпорации у совместного предприятия Glencore и Qatar Investment Authority за  9 млрд долларов США. За счет этой суммы обе компании готовились погасить долг, который они использовали на покупку компании за шесть месяцев до этого.

Эти операции должны были означать наступление новой эпохи — участие в глобальных операциях не государственных, а частных китайских компаний. Но этого не случилось. CEFC оперативно купили две китайские госструктуры. 51% оказался у Shanghai Guosheng Group  (управляющей компании, принадлежащей муниципалитету Шанхая), а 49% —  у контролируемой государством корпорации CITIC.

В этой совершенно феерической истории есть много противоречий и несоответствий. Прежде всего, не очень понятно, как и почему в роли глобального игрока от имени Китайской народной республики, бюрократия которой уже становится похожей на былые времена китайской империи, выступил некий шарлатан и самозванец.  Самое простое объяснение этого противоречия: «частная» компания и ее предприимчивый «владелец» —  не более чем красивая легенда, своего рода «воздушный шарик». В нужный момент (в ситуации кризиса) его можно сдуть одним движением руки, после чего просто умыть руки. Несмотря на все попытки Министерства юстиции США, привязать к взяткам в Африке китайские власти будет крайне затруднительно, когда имеешь дело с таким странным персонажем, который выдумал себе биографию, бизнес и оказался по сути мелким мошенником.

Но в это истории есть еще один слой. Судя по некоторым материалам, Е. Цзяньмин был действительно близок к некоторым кругам китайских силовиков. И нынешние разоблачения — это всего лишь эхо китайских политических интриг «на самом верху».  Но с учетом нашего знания истории всевозможных репрессий также легко предположить, что появление в прессе подобной информации — это и есть игра, цель которой состоит в привязке политической интриги к уже известному скандалу. И сделано это для того, чтобы погасить волну интереса к этим разборам.

Просто Freedom

Так или иначе, но эта полная интриг история похоронила на корню саму идею сделки   «Ромпетрола» с китайскими инвесторами. И в этот момент на авансцене появился просто «Дон», еще один свободный агент «инвестиционного фронтира». На этот раз в переговорах он участвует в качестве управляющего неким инвестиционным фондом Frontier Capital, специализирующимся на рыночных транзакциях. Осталось понять, кого в реальности может представлять инвестиционный консультант Don Laguardia.

Если вернуться к его старым связям, основной интерес, вызывает корпорация  Freedom Holding Corp.  (FRHC).  До 2015 года она была известна под названием BMB Munai, Inc. Главным активом компании была казахстанская нефтяная компания «Эмир Ойл», в 2011 году проданная китайской корпорации MIE Holdings, но американская корпоративная оболочка казахстанских активов сохранилась вместе с отчетами в SEC, в которых по-прежнему фигурировали имена партнеров из рокфеллеровского фонда. В 2015 году американская оболочка была продана известному молодому финансисту Тимуру Турлову, получив нынешнее название. Несмотря на такие перемены, компания сохранила в своем составе старых менеджеров.

Несмотря на российское происхождение, Тимура Турлова в самой России, по собственному признанию банкира, называют казахстанским финансистом. Это очень важное обстоятельство: в сегодняшней мировой финансовой системе казахстанская форма гораздо важнее российского содержания. А покупка американской компании с казахстанской историей представляется вполне логичным шагом для международной финансовой экспансии «молодого амбициозного казахстанского финансиста».

turlov

Еще в 2017 году главной задачей Тимура Турлова был вывод холдинга Freedom Holdings Corp на IPO на Нью-Йоркскую биржу. Но сейчас эти разговоры несколько утихли. Затишье совпало с развалом сделки по «Ромпетролу» и последующим приездом в Румынию одного из создателей Freedom для ведения переговоров в интересах неизвестного американского инвестора. Очевидно, что этим инвестором может быть кто угодно, но при условии, что финансировать сделку будет доверенное учреждение. Например, российский банк.

Конечно, мы не можем быть уверены в точности своей теории. Но в общем и целом мы наблюдаем повторение одной и той же «картины мира». Цепкие и ловкие молодые люди под прикрытием крупных западных (а теперь и китайских) игроков делают свои сделки с использованием казахстанских активов,  которые потом закрепляются за этими же игроками (в основном китайскими). А сами игроки затем идут на следующий фронтир. Так было в 90-е. Так продолжается и сегодня.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *