Казахстан: пешка в чужой игре

Успешный январский визит казахстанского президента Нурсултана Назарбаева в Соединенные Штаты Америки и его встречи там с президентом Дональдом Трампом и вице-президентом Майклом Пенсом, свидетельствуют о резком росте заинтересованности США в Казахстане.

Причины этого лежат на поверхности и прямо связаны с геополитическим положением республики: в самом центре евразийского континента, между Россией и Китаем, недалеко от Ирана и Афганистана, то есть между государствами — основными геополитическими оппонентами США и рядом со странами, являющимися давней головной болью американских властей.

Поэтому сформулировать цели, которые преследовали президент США и Белый дом, проявляя столь демонстративное уважение к Нурсултану Назарбаеву, несменяемому с 1989 года главе небольшого государства с авторитарной политической системой, с численностью населения всего 18 миллионов человек и с  ВВП в сто раз меньше, чем у США, несложно. Это в первую очередь снижение влияния в регионе России и Китая и увеличение влияния США, которое может быть реализовано в любой форме, вплоть до перехода Казахстана в лагерь военно-политических врагов России, как это случилось с Украиной, Грузией и Молдавией.  

По нашей оценке, вероятность того, что усилия Дональда Трампа и его администрации перетянуть Нурсултана Назарбаев и Казахстан на сторону США и его геополитических союзников, пока минимальны. Однако ценность такой политики американских властей состоит в том, что она будет приносить плоды даже в случае своего неуспеха. Дело в том, что Россия, вынужденная для отстаивания своих национальных интересов и восстановления своего влияния в мировой политике прибегнуть в числе прочего и к таким жестким мерам, как захват полуострова Крым и прямое противостояние с Украиной на Донбассе, стала крайне чувствительна к подобным действиям Запада.

Соответственно, с одной стороны, возрастает роль Казахстана в мировой политике, результатом чего стало избрание республики в Совет безопасности ООН и повышенное внимание со стороны американских властей к Нурсултану Назарбаеву по время его последнего визита в США, с другой — растут риски и неопределенность. Именно этим обстоятельством, похоже, и объясняется поведение «лидера нации» в ходе встречи с Дональдом Трампом, когда американский президент энергично демонстрировал гостю свое дружелюбие и заинтересованность, а тот держался настороже, видимо не зная, как реагировать на эти подходы, и ожидая для себя неприятных сюрпризов.

В принципе в подобной геополитической игре для США, России и Китая нет ничего нового. Такое было, есть и будет всегда, и задача государств, оказавшихся точками, где вдруг пересеклись интересы ведущих мировых «игроков», во-первых, использовать это обстоятельство в своих национальных целях, во-вторых, не допустить, чтобы оно привело к разрушительным для страны и народа последствиям.

Таким образом, многовекторная политика Нурсултана Назарбаева объективными обстоятельствами оказалась поднятой на более высокий уровень, однако мы не уверены, что это радует «лидера нации». Поскольку из ее главного действующего лица он невольно он превращается в фигуру, стоящую на геополитической доске и вынужденную двигаться не по своей воле.

Проблема Казахстана и казахстанских властей состоит в том, что цена проигрыша, даже частного, как, впрочем, и выигрыша, в подобных случаях резко возрастает. Поскольку Акорда и правящая элита и так с трудом сохраняют внутриполитическую стабильность, опасаясь, что предстоящий транзит верховной власти в стране вызовет серьезное ослабление суперпрезидентской вертикали, политической системы и внутриэлитного баланса, усиление внешних рисков им точно ни к чему. Однако избежать подобного развития событий уже невозможно. Более того, резкий рост заинтересованности США в Казахстане означает, что проблемы Акорде гарантированы.

Дело в том, что приход к власти в США несистемного кандидата в лице Дональда Трампа, причины которого в принципе общеизвестны и подробно обсуждались в прессе, резко повысил субъективное начало как во внутренней, так и во внешней американской политике. Очевидно, что эти политики определялись и будут продолжать определяться американской правящей элитой в целом через механизмы согласования интересов, в том числе в Конгрессе США. Однако бизнес-привычка Дональда Трампа рисковать, делая резкие шаги, и его готовность идти поперек традиций, через головы не только чиновников, но и своих соратников, пугают.

При этом оппонирует президенту США Дональду Трампу по одной линии противостояния президент РФ Владимир Путин, выходец из спецслужб, доказавший свое умение, способность и готовность действовать (реагировать), во-первых, быстро, во-вторых, крайне жестко и последовательно, в-третьих, не боясь прямого и весьма опасного для России и его лично самого ответа со стороны Запада. А по другой — председатель КНР Си Цзиньпин, получивший недавно право занимать эту позицию больше, чем два раза, и на наших глазах превращающийся в китайского «лидера нации». 

По нашему мнению, все это отнюдь не случайность. Мы считаем, что приход к руководству многими государствами мира, как с авторитарными, так и с демократическими политическими системами, политиков правого толка, претендующих на позицию «вождей» или уже занявших ее, является результатом того, что эти страны, их экономики и их население оказались в глубоком кризисе. И хотя причины кризисов разные, способ реагирования на них как избирателей, так и правящей элиты одинаков — подтверждением тому не только Россия, США, Китай, но и Польша, и Венгрия, и Турция.

В связи с изложенным выше превращение Казахстана в зону, где сталкиваются интересы США и Запада в целом с интересами России и Китая, сулит мало хорошего казахстанцам. Просто в силу очевидной слабости Казахстана как государства, причем не только и не столько военно-технической и военно-политической. Чтобы это понять, достаточно вспомнить социальную пассивность населения, пропасть между правящей элитой и остальными гражданами, отсутствие механизма вовлечения казахстанцев в управление государством и соответственно незаинтересованность в сохранении последнего, доминирование частных, личных интересов над общегосударственными на всех уровнях, высокую коррумпированность госаппарата, уязвимость обитателей Акорды и их родственников к санкциям со стороны Запада и так далее.

6 комментариев

  1. Гости

    Столько материальных, политических и других усилий потрачено чтобы стать членом совбеза оон. А теперь говорят, что мы слабое государство, вынуждены лавировать между супердержавами как уж на сковороде. Спрашивается зачем надо было лезть в совбез? Какие плюсы и минусы? Вот воздержались при голсовании

  2. Гости

    По резолюции России воздержались. А где принципиальная позиция? Если Асад травил собственное население химоружием то он действительно заслуживает наказаниия. И надо было голосовать против резолюции. Воздержаться в данном случае это проявить беспринципность. Теперь чем объяснить воздержание? Сделали подарок Путину?

  3. Гости

    В России сейчас поднялась огромная шовинистическая волна . Все жалеют Путина. Как же, его же предали. Как ему приходится трудно в окружении врагов. Соответственно надо сплотиться вокруг него и поддержать. Нашли нового врага в лице Казахстана и его лидера. Попали с этим с совбезом как кур во щи.

  4. Ник

    Назарбаев,очень умный и хитрый политик.Всё,что сейчас происходит вокруг да около,было запланировано и прощитано.Мы являемся свидетелями большого кипеша,господа.И нам нечего не остаётся как наблюдать.

  5. Павлодарский

    Наблюдательные люди заметят, что все происходящее это звенья одного хорошо проработанного плана по смещению страющего президента.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *