Fitch-2018: О болевых точках банков

В банковском секторе Казахстана эксперты наблюдают умеренный рост и постепенную расчистку от токсичных активов. Однако проблем все еще немало: о них говорили в Алматы участники ежегодной конференции Fitch Ratings.

Напомним, что в рамках ежегодной конференции Fitch Ratings-2018, проходившей в Алматы, состоялось три панельные сессии. О первой из них, посвященной макроэкономической ситуации в Казахстане, мы рассказали в репортаже «О слабых местах экономики». Второй репортаж «О слабых местах корпораций» был посвящен проблемам казахстанского корпоративного сектора. На заключительной же сессии речь шла о состоянии дел в банковском секторе.

Открывая третью сессию, старший директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Александр Данилов заметил, что тема банков звучала на конференции постоянно.

Он представил участникам основного докладчика - директора аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Дмитрия Васильева, который сразу взял быка за рога, заявив: «Несмотря на то, что проблемные кредиты банковского сектора находятся на относительно комфортном уровне, в действительности качество активов банков может быть хуже».

«NPL (non-performing loan - доля просроченной задолженности сроком 90 дней и более в кредитном портфеле – ред.) в 2017 году был около 12%, и это умеренная цифра. Но мы считаем, что реальное качество активов несколько хуже, чем тот уровень, который мы видим по NPL. За счет валютных кредитов, а это 30% активов сектора, многие из них имеют грейс-периоды (или льготные периоды уплаты процентов по кредиту – ред.) по основному долгу, а некоторые еще и по процентам, соответственно их качество пока не протестировано. Сюда же следует добавить категорию рискованных кредитов - это реструктурированные кредиты, непрофильные активы, ряд кредитов, связанных с проектным финансированием и очень длинным контрактным сроком, что тоже делает их рискованными», - сказал Дмитрий Васильев.

При этом, по его словам, валютные кредиты - это «зона, где может понадобиться дополнительное резервирование в будущем». Как считает спикер, у ряда рейтингуемых банков полностью покрыты проблемные активы, у других существует необходимость генерации капитала за счет прибыли или акционеров, либо за счет улучшения качества активов.

Докладчик также отметил, что основные источники роста кредитов – это розничные кредиты, бурный рост которых (15%) наблюдался в 2017 году.

В 2018 году рост ожидается на уровне 15-20%, подчеркнул Васильев, и хотя, по его мнению, «обеспокоенности с точки зрения кредитных рисков это пока не вызывает, при сохранении роста розничных кредитов они могут стать зоной риска. Большой прирост с учетом высоких ставок может оказать давление на закредитованность населения».

Кроме того, как следует из слов Дмитрия Васильева, «ожидается умеренный рост корпоративного портфеля в районе 3-5%, что связано с ограниченным спросом со стороны крупных корпоративных заемщиков, а также МСБ». То есть, хотя у банков есть интерес к их кредитованию, риски в сегментах выше, что также будет сдерживать рост.

Долларизация снижается, что сопряжено со стабильностью курса валют: «Мы видим, что с 2016 года тенге очень стабилен. Но даже при указанной положительной динамике около 50% составляет долларизация пассивов, что создает необходимость для банков делать новые выдачи и в валюте, что может ослабить качество активов в будущем по причине уязвимости валютных кредитов».

«Национальный банк Казахстана нацелен на расчистку сектора: в 4 квартале 2017 года он предоставил 410 млрд. тенге в качестве субординированного долга под низкую ставку четырем банкам среднего размера, на их долю приходится 25% активов сектора», - заметил спикер.

Полученная поддержка позитивна, однако ее может быть недостаточно с учетом объема потенциальных проблем, считает Васильев.

«Идет планомерная очистка портфелей от токсичных активов и проводятся списания. Это положительно сказывается на всем секторе. Примерно 20% банковского сектора приходится на небольшие банки, которые, как нам представляется, будут основной зоной для консолидации, постепенной расчистки качества активов и основным фокусом внимания регулятора. И в этом секторе очень велика вероятность реализации проблем с рисковыми активами, проблем, связанных с финансовой состоятельностью некоторых БВУ. Но эти банки очень небольшие и никаких рисков финансовой системе они не несут», - предупредил он.

В заключение доклада Дмитрий Васильев сказал, что в 2017 году рост финансового сектора возобновился, так как был поддержан ценой на нефть.

«Соответственно это создает уверенные перспективы для роста кредитных портфелей и для постепенного улучшения качества активов», - резюмировал спикер.

После его доклада сессия перешла в формат дискуссии, и модератор задал вопрос заместителю председателю правления АО «Народный банк Казахстана» Мурату Кошенову: «Мы показали взгляд снаружи, а как, на ваш взгляд, выглядит ситуация в этом секторе изнутри?»

По словам Кошенова, за последние полтора года в казахстанском банковском секторе произошло много существенных изменений.

«Еще в апреле прошлого года мы не знали, будем покупать «Казком» или нет. Это была большая черная дыра, которая могла потянуть за собой весь сектор. Сейчас этих (плохих) 2,4 трлн тенге, которые занимали 17% кредитного портфеля банковского сектора, просто нет. Были также плохие кредиты у РБК банка, «Дельта банка»... 3,3 трлн тенге, которые были выведены из банковского сектора. Банковский сектор был докапитализирован, и если сравнивать доходность сектора в I квартале этого года с аналогичным периодом прошлого, то она увеличилась в 2 раза. Не все проблемы сектора решены, но динамика положительная есть», - сказал он, отвечая на заданный вопрос.

Коллеги по цеху дружно его поддержали. Например, председатель правления «ЦентрКредитБанка» Галим Хусаинов заметил, что с точки зрения поддержки регулятора все было сделано своевременно.

А финансовый директор ДБ АО «Банк Хоум Кредит» Анастасия Фокина добавила: «Мы видим позитивный тренд, результаты улучшаются, и я считаю, что атмосфера довольно неплохая».

Модератор сессии Александр Данилов продолжил «пытать» участников дискуссии: «А вы согласны с нашей формулировкой «чистка банковской системы»? Мы в России с этим живем, хотя у нас Центробанк предпочитает употреблять слово «оздоровление». Но эти два слова, на наш взгляд, обозначают один и тот же процесс».

Анастасия Фокина на это заметила: «Если сравнить с российской банковской системой, то там такая «генеральная уборка» происходит регулярно...».

Модератор поправил ее: «Не регулярно, а бесконечно...».

«Это перманентное состояние российского банковского сектора, а на казахстанском рынке все не так динамично. Но тем не менее, наш рынок нуждается в чистоте и определенных стандартах. И если какие-то банки нарушают их, то подвергаются чистке», - продолжила Фокина.

С ней не согласился Галим Хусаинов. «Мы боремся с симптомами, сами проблемы не связаны с банками, они связаны с другими вещами. Если за «чисткой» не произойдет каких-то крупных изменений, то через 5-10 лет мы опять будем проводить «чистку». Она была уже в 2009 году, и этот процесс без каких-то структурных изменений будет продолжаться», - намекнул он.

«А какие это структурные вещи, на что Национальному Банку нужно обратить внимание?», - попросил уточнить его модератор

Галим Хусаинов ответил: «Есть, конечно, вещи, на которые Национальный банк РК может влиять: требования к резервированию, качество аудита, транспарентность и другие. Но есть и объективные вещи, на которые влияние регулятора ограничено. Вспомним, когда вводилась государственная помощь четырем системообразующим банкам и «Казкому» еще в 2009 году, а некоторые банки были национализированы. Но мы видим, что ни один из этих банков будущего не получил».

Включившийся в дискуссию Мурат Кошенов заметил, что Национальному банку важно не перестараться с ужесточением регулирования: «По сравнению с другими странами, у нас цены  нет пузыря недвижимости. В целом по банковскому сектору кредитный портфель сильно не рос, то есть у нас нет существенных структурных проблем, чтобы закручивать гайки. Да, есть вопросы, насколько те или иные банки берут на себя риски, есть проблемы с корпоративным управлением. Их, наверное, можно решать и при нынешнем регулировании. Главное, не поставить банковский сектор в ситуацию, когда он не сможет участвовать в росте экономики, от этого банки точно сильнее не станут».   

После оживленной дискуссии среди участников сессии модератор дал возможность задавать вопросы из зала, среди которых были совершенно неожиданные.

Например, банкиров попросили прокомментировать предложение одного из казахстанских депутатов о привлечении топ-менеджеров банков к уголовной ответственности за снижение коэффициента капитализации. Этот вопрос вызвал удивление и смех среди участников дискуссии, а модератор пошутил: «Ну, депутаты у нас особенные люди, хотя я думаю, разум все-таки возобладает».

Участники, видимо,  не восприняли вопрос серьезно, и лишь Мурат Кошенов заметил: «Не знаю, я не слышал такого, может источник дадите? Если цены на нефть упадут, рост экономики снизится, то за это привлекать к ответственности? Топ-менеджеры не могут отвечать за все, что творится в стране».

Прозвучал вопрос и о ситуации с отдельными банками от нашего портала - в частности о том, что «Qazaq банк», «Эксим банк» и «Банк Астаны» имеют настолько плохие показатели, что государство не собирается их спасать. В таком случае каковы могут быть последствия для рынка? 

«Наверное, банкирам вопрос про конкурентов не очень корректно задавать. Но, думаю, Дмитрий Васильев сможет прокомментировать. Какое-то видение у нас есть, во всяком случае мы отнесли эти банки к потенциально рискованным. Но даже если им не будет предоставлена поддержка, то по размеру они небольшие и не имеют существенной значимости для рынка», - заметил модератор, передавая слово аналитику Fitch.

Дмитрий Васильев объяснил: «По текущей ситуации сложно дать комментарии. «Банку Астаны» две недели назад мы понизили рейтинг до уровня «ССС». Там есть проблемы со связанным кредитованием  и есть риски, связанные с качеством капитала. Как на это будет реагировать Нацбанк, сложно сказать. Пока нет четких критериев: какие банки ликвидировать, какие поддерживать».

Далее кто-то попросил прокомментировать слова президента Казахстана о том, что программа поддержки банков заканчивается, на что модератор посоветовал посмотреть еще раз один из слайдов презентации докладчика Fitch, где банки были разделены по размерам. По его словам, заявление президента однозначное: банкам с наименьшей значимостью для рынка госпомощь не светит.

После этого вопроса модератор предложил продолжить дискуссию в более позитивном русле: «Мы много говорили о проблемах, может, уже двинемся в сторону позитива и поговорим о перспективах?» 

Но разговор о перспективах банковского сектора Казахстана больше напоминал рекламу банков. Участники сессии с воодушевлением принялись рассказывать о конкурентных особенностях и новых финансовых продуктах своих банков. И лишь вопрос из зала об уровне закредитованности населения «вернул»  их на землю. Ответила на него председатель правления АО ДБ «Альфа-Банк» Алина Аникина.

«Закредитованность есть, люди всегда брали, берут и будут брать кредиты. Это также зависит от роста экономики. И о перспективах можно говорить, исходя из регулирования Нацбанка. Для себя мы определили в ближайшие 3-5 лет развитие и рост розничного бизнеса. Особое внимание на массовый сегмент – ИП, который сегодня слабо охвачен банками», - сказала Аникина.

Наверное, вопросы так и задавались бы нескончаемым потоком, если бы их не остановил модератор, так как время работы конференции уже подходило к концу. «Какая у нас активная аудитория», - отметил Александр Данилов, закрывая сессию. И он был прав -  именно на последней дискуссии больше всего прозвучало вопросов из зала. И было ощущение, что у собравшихся их осталось еще немало.  

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *