О падении тенге и политике Нацбанка

Курс 500 тенге за один доллар США вполне реален уже к концу 2018 года, если мировые цены на нефть упадут до отметок 40 долларов за баррель, а американская валюта станет слабее. 

Негативные прогнозы по курсу тенге к доллару заставили нас еще раз обратиться к предновогоднему интервью председателя Национального банка Казахстана Данияра Акишева. На этот раз для того, чтобы прокомментировать сказанное им на тему валютного регулирования.

Процитируем (выделения жирным шрифтом сделаны нами):

“Прошло уже более двух лет с момента перехода на режим свободно плавающего обменного курса, и за это время экспертное сообщество поделилось на две группы. Одни поддерживают наше решение, от других мы слышим критику и по сей день. Это решение было обусловлено выбором режима денежно-кредитной политики – по таргетированию инфляции.

Эффективность такого режима подтверждена множеством научных, эмпирических исследований, а также практикой стран, применяющих его. Поясню: при режиме инфляционного таргетирования центральный банк выбирает единственную цель – снижение и стабилизация инфляции на низком уровне. Дополнительная цель – по таргетированию обменного курса не будет обеспечивать «независимость» ДКП. Поскольку тогда процентная политика центрального банка должна будет постоянно изменяться в ответ на шоки валютного курса.

За нашу историю независимости мы опробовали несколько режимов валютного курса. В том числе – режим неявной привязки тенге к доллару. И это неизбежно приводило к накоплению дисбалансов в экономике вследствие высокой инфляции и внешних шоков, обусловленных мировыми экономическими и финансовыми кризисами. Итог для нас – вынужденная девальвация тенге.

Все хорошо помнят, какую социальную напряженность такой шаг вызывал, как падало доверие к тенге и как быстро население начинало переводить свои сбережения в инвалюту. Также напомню, что для поддержки курса тенге на определенном уровне, в условиях режима фиксированного обменного курса НБ РК тратил международные резервы – «подушку» безопасности страны на случай кризисных явлений. Но неизбежно наступал момент, когда такая трата резервов не оправдывала себя.

Действующая курсовая политика основывается на рыночных факторах, позволяет избегать накопления дисбалансов в экономике и обеспечивает конкурентоспособность отечественных производителей. При режиме плавающего обменного курса ситуация значительно улучшилась, валютный рынок сбалансировался по спросу – предложению. Это не означает отсутствие факторов, которые могут двинуть рынок в ту или иную сторону, но в этой ситуации у финрегулятора достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем. Поэтому не стоит с опаской смотреть на ежедневные колебания курса тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Именно ежедневные колебания на рынке позволяют исключить возможность одномоментного и существенного изменения курса тенге. В свою очередь НБ РК готов по мере необходимости участвовать в валютных торгах, чтобы сглаживать дестабилизирующие скачки обменного курса.

Теперь посмотрим на тенденции и показатели валютного рынка в уходящем году.

Во-первых, снизилась волатильность. В текущем году курс тенге колебался в диапазоне 310,4-345 тенге за доллар США (+/-5-6% от среднего значения). Во-вторых, участие НБ РК в валютных торгах значительно снизилось по сравнению с прошлым годом (менее 2% от общего объема торгов за 11 месяцев). Это означает, что рынок может самостоятельно определить уровень курса без его существенной переоценки или недооценки. Еще плюс – сохранность резервов страны. И очень важный, не финансовый результат: постепенное восстановление доверия людей к тенге, снижение долларизации”.

Мы специально процитировали эту часть интервью целиком, чтобы сохранить логику рассуждений Данияра Акишева и его аргументацию.  Так вот, в подтверждение правильности политики регулятора он сослался на тенденции и показатели валютного рынка страны в прошлом году, вполне успешные для Акорды. Между тем, существует иное объяснение снижения волатильности курса нацвалюты.

Общепринято считать, что курс тенге, как, впрочем, и российского рубля, прямо зависит от мировых цен на нефть. Этот тезис практически не подвергается сомнению. Однако в 2017 году казахстанская национальная валюта, если и реагировала на колебания мировых цен на нефть, то не так жестко-прямолинейно, как в прошлом.  На начало января 2017 года при ценах   55,5 доллара за баррель нефти марки Brent курс колебался около отметки 333 тенге за доллар. На начало 2018 годf он такой же, тогда как мировые цены на нефть марки Brent превысили 66 долларов за баррель.

Все дело в том, что подорожание нефти на мировых рынках обычно сопровождается удешевлением доллара. За прошлый год индекс доллара против корзины из шести валют упал более, чем на 9,8%, это самый низкий показатель с 2003 года. Таким образом, относительная стабильность курса казахстанской национальной валюты в 2017 году объясняется не столько верной валютной политикой Национального банка РК, сколько тем, что рост мировых цен на нефть был компенсирован снижением курса доллара.

На практике это означает, что если нынешняя ситуация на одном из ключевых товарных рынков в 2018 году сохранится или изменится незначительно, то у Нацбанк есть шансы удержать текущий курс в коридоре 330-340 тенге. А вот если нет, тогда Данияру Акишеву придется искать объяснения, почему вышло не так, как он обещал, и почему лично он в случившемся не виноват.

И последнее. Судя по словам главы Национального банка РК об опробовании в прошлом нескольких режимов валютного курса, именно так  формируется экономическая политика и ведомства, и Акорды – путем перебора вариантов. Что вполне логично: в отличие от независимых экспертов, которые рискуют только своей репутацией, госдеятели связаны по рукам и ногам: прошлыми решениями и действиями, как своими, так и чужими; необходимостью находить пусть и кривые, но рабочие решения вопросов; мнениями и позициями как своих подчиненных, так и коллег во власти и т.д.

Другими словами, госчиновники не могут перепрыгнуть через себя, предложив и реализовав действительно революционные решения. Это приводит к тому, что Акорда, подобно черепахе, которую жизнь заставляет ползти по сильно пересеченной местности, будет вынуждена и дальше терпеть все неудобства высокой зависимости от независящих от нее обстоятельств, вроде конъюнктуры цен мирового рынка на нефть и металлы, и радоваться, когда обстоятельства хоть немного складываются в ее пользу. Соответственно, реальный экономический курс будет отнюдь не таким   успешным, как это постоянно озвучивается деятелями типа Данияра Акишева.

Другое дело, что пока тому же Акишеву везет, но это не означает, что масленица для кота будет бесконечной. Ведь может оказаться, что мировые цены на нефть упадут до отметок 40 долларов за баррель, а американская валюта не укрепится или вообще ослабеет, поскольку это в интересах США, стремящихся повысить конкурентоспособность своих производителей и товаров. И тогда курс 500 тенге за один доллар США вполне реален уже к концу 2018 года.

1 комментариев

  1. Малик

    Курс тенге абсолютно предопределен на падение до 2020 года , то есть ухода НАН . После его ухода могут начаться процессы стабилизации , связанные с оздоровлением внутренней экономической ситуации новым топменеджментом республики . Эти предположения связаны с очевидностью необходимости мер по вовлечению всех “самозанятых” села в расширенное воспроизводство единственным способом – ГОСЗАКУПОМ всей СЕЛЬХОЗПРОДУКЦИИ . Это позволит в кратчайшее время освободиться от привязки курса тенге к состоянию внешнего рынка нефти – население Земли никогда не откажется от пищи .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *