О "латифундистах" и планах Шукеева

Идея мониторинга земель сельскохозяйственного назначения из космоса, предложенная   вице-премьером и министром сельского хозяйства РК  Умирзаком Шукеевым в рамках реформирования аграрной отрасли,  вряд ли придется по вкусу «латифундистам». Это значит, что будут громкие столкновения между ними и чиновниками.  Объяснимпочему.

В нашей недавно опубликованной статье  О перспективах АПК и планах Шукеева мы пришли к выводу, что новый министр сельского хозяйства и вице-премьер РК и его команда обречены:

  • опираться на те казахстанские бизнес-группы, которые чувствуют себя конкурентоспособными и располагают кадровыми, финансовыми, производственными, лоббистскими и иными ресурсами для наращивания производства, отвоевания внутреннего рынка и продвижения на рынки извне; 
  • переформатировать государственную поддержку для того, чтобы стимулировать бизнес-структуры, имеющие потенциал для наращивания собственного производства и продаж;
  • сокращать расходование бюджетных и кредитных средств на поддержку тех бизнес-структур, которые держатся на «плаву» только благодаря лоббистским возможностям своих владельцев и менеджмента;
  • пробиваться на рынок Китая;
  • стараться реализовать четыре подпрограммы, которые Умирзак Шукеев обозначил в качестве основных на заседании правительства РК 13 февраля 2018 года, как-то: внедрение современных точных технологий, ускоренное обновление сельхозтехники, развитие животноводства, интенсивное введение орошаемых земель.

Однако главная проблема Умирзака Шукеева, как, впрочем, и прочих казахстанских реформаторов состоит в том, что им приходится «двигаться» отнюдь не в безвоздушном пространстве, а в очень плотной, сверхконкурентной и крайне агрессивной среде, состоящей из верхушки и среднего слоя государственных служащих, крупных и средних предпринимателей, уважаемых общественных деятелей, влиятельных технократов. В результате любые, даже самые правильные, грамотно написанные, научно обоснованные и продвинутые программы реформ обязательно сталкиваются с серьезным сопротивлением в правящей казахстанской элите. Причем вызваны они не только тем, что   ущемляют интересы той или иной группы (фигуры) влияния, но и потому, что выдвинуты не теми, и, соответственно, эти «не те» в случае успеха усилятся. К сожалению, это неизбежно при существующем в стране политическом устройстве и практике.

Все это означает, что реформаторские планы и намерения Умирзака Шукеев встретят серьезное сопротивление, в первую очередь со стороны «латифундистов». Так обычно называют людей, которые за годы, прошедшие с момента развала СССР и создания независимого и суверенного Казахстана, получили и сохранили контроль над крупными земельными массивами, причем не только сельскохозяйственного назначения. Чтобы осознать их силу, достаточно вспомнить, что все попытки президента Нурсултана Назарбаева навести порядок с землепользованием в Алматы и прилегающих к городу районах Алматинской области успешно провалились.

Именно эта социальная группа, состоящая, как правило, из бывших и действующих чиновников высшего, высокого и среднего ранга, их родственников и тесно связанных с ними родственными, деловыми или клановыми связами предпринимателей,  контролирует сегодня большую часть сельскохозяйственных земель в Казахстане. Причем они зачастую прячутся за номиналами или менеджментом. К примеру, «жизнестойкость» ТОО «Иволга» во многом объясняется тем, что за спиной Василия Розинова стоял племянник елбасы Ахметжан Есимов, в настоящее время глава правления ФНБ «Самрук-Казына» и одна из самых влиятельных фигур в Акорде. Правда, по слухам, его недавно сменил другой близкий родственник Назарбаева, поставивший во главе этого бизнеса своего человека.

Между тем, Умирзак Шукеев и его команда продвигают идею мониторинга из космоса земель сельскохозяйственного назначения. Однако эта идея политически опасна для «латифундистов», ведь, установив факты неиспользования земель по назначению госструктуры будут пытаться, во-первых, оштрафовать их владельцев и арендаторов, во-вторых, изъять эти участки, чтобы вернуть в гособственность или передать иным пользователям. То есть формируются риски, которых избежать невозможно: недвижимость, в отличие от денег, невозможно вывезти из страны и спрятать в офшорах. 

А это, в свою очередь, означает, что впереди будут бурные и громкие столкновения между чиновниками и «латифундистами», как в правовом поле и информационной сфере, так и «под ковром». Первые будут сначала настаивать на праве государства требовать использования земельных участков по назначению, потом наверняка начнут настаивать на эффективном использовании и под конец - бережном использовании.  И будут совершенно правы. Кроме того, государство через какое-то время захочет знать поименно конечных владельцев и арендаторов земельных участков, а не ограничиваться теми, кто формально внесен в соответствующие учетные реестры.

По нашему прогнозу, налаживание достоверного и общедоступного учета прав землепользования в Казахстане, по нашему мнению, станет возможным не раньше, чем лет через десять. И после этого в агропромышленном секторе республики случится то, что относительно недавно произошло в банковском секторе – станет ясно, кто в итоге стал главными выгодополучателями от приватизации государственной собственности в Казахстане и перехода  экономики на рыночные рельсы.

Вряд ли Умирзак Шукеев, через родственников также являющийся «латифундистом» и известный своей осторожностью, рискнет на открытую конфронтацию с практически со всей казахстанской правящей элитой. Поэтому механизм дистанционного контроля целевого использования земель будет внедряться постепенно, а использоваться  с оглядкой. Зато по трем другим обозначенным нами направлениям активности (попытаться опереться на «прогрессивные» бизнес-группы, переформатирование государственной поддержки отрасли и снижение  расходов государственных и кредитных средств на поддержку неэффективных сельскохозяйственных производителей) Умирзак Шукеев и его команда постараются двигаться как можно быстрее.  Просто потому, что это в их частных интересах. 

Конечно, и в этом случае они будут вынуждены идти против течения, но число оппонентов будет существенно меньше, поскольку многие «латифундисты» заинтересуются открывающимися перспективами, плюс к ним наверняка присоединятся другие землевладельцы, особенно из числа малого бизнеса, для которых те же «латифундисты» - кость в горле.

В целом же, хотя шансов на стратегический успех у министра сельского хозяйства РК, по нашей оценке, нет,  высоки его шансы на успех тактический – усиление  личных позиций  в государственном аппарате и существенное расширение зоны его влияния. Ведь земля, причем не только сельскохозяйственного назначения, сегодня одна из главных элементов богатства казахстанской правящей элиты, и человек, который может повлиять на ее перераспределение,  это влиятельная фигура.

Пойти же на кардинальный шаг – кардинально изменить налогообложение земельных участков так, чтобы их нынешние владельцы и арендаторы были вынуждены переходить на современные технологии выращивания и производства, повышать производительность труда и эффективность бизнеса, в правительстве и Акорде точно не рискнет. Для власти это еще более опасно, чем попытаться разрешить владеть землей иностранцам. Ведь они-то еще не пришли в Казахстан, хотя и хотят, а вот нынешние хозяева уже угнездились и за свое перегрызут горло кому угодно.

 

 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *