Кто вступился за Султанбекова?

Сенсационное решение –  заменить лишение свободы крупными денежными штрафами и немедленно освободить из-под стражи приняла 2 февраля 2018 года Судебная коллегия по уголовным делам Военного суда Казахстана в отношении бывшего заместителя председателя правления национальной компании «Казахстан инжиниринг» Каната Султанбекова и одного из его подельников Смолински Гиля.

Почему мы считаем это решение сенсационным?

Во-первых, по этому уголовному делу кроме  Султанбекова и Смолински были осуждены: начальник Центра военных представительств Минобороны РК Мухтар Карабеков, директор ТОО “Казлегпром-Алматы” Айбек Бектурганов, начальник Центрального вещевого склада Минобороны РК Арсен Толемисов, президент АО “Уральскагрореммаш” Гимран Бисенов, подполковник воинской части 14776 Минобороны Канат Байкадамов, заместитель гендиректора ТОО “Казахстанская авиационная индустрия” Малик Сыздыков, начальник военного представительства № 10 Центра военных представительств Министерства обороны Мбэрэкрэхим Габдул-Кабиров.

И только еще двоим, помимо Султанбекова и Гиля, наказание было смягчено, однако при этом они остались за решеткой.

Цитируем постановление суда: «Исключить из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора выводы и решения суда о признании виновным и назначении наказаний Габдул-Кабирову Мбэрэкрэхиму Зиннятзяновичу по ст.366 ч.3 п.4 УК и по ст.24 ч.3, ст.366 ч.3 п.п. 2, 4 УК, как излишние вменённые и назначенные. Исключить из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора выводы и решения суда о признании виновным и назначении наказаний Карабекову Мухтару Насипбековичу по ст.ст.24 ч.3, 28 ч.4 УК, назначить по ст.366 ч.3 п.п. 2, 4 УК, с применением ч.4 ст.55 УК, наказание в виде лишения свободы сроком 4 года”.

Судя по материалам обвинения и тяжести первоначального наказания, именно Канат Султанбеков был главным организатором коррупционных схем. Однако почему-то оказался на свободе раньше всех.

Во-вторых, денежный штраф, на который было заменено наказание Султанбекову в виде лишения свободы, оказался всего лишь в два раза больше суммы полученных им взяток.

Цитируем постановление Судебной коллегии по уголовным делам Военного суда РК: «Приговор в части назначения наказания в виде лишения свободы в отношении осуждённых Султанбекова Каната Танатаровича и Смолински Гиля – отменить. Султанбекову по ст.366 ч.4 УК РК с применением ч.4 ст.55 УК РК назначить наказание в виде штрафа в размере двукратной суммы взятки, равной 2 139 834 310 тенге, на основании ч.6 ст.62 УК, смягчить назначенное наказание на 334 310 тенге и назначить окончательное наказание – штраф в размере 2 139 500 000 тенге”.

Мы затрудняемся назвать другой вступивший в силу судебный приговор   высокопоставленным коррупционерам, где эта кратность так мала. Обычно казахстанские суды приговоривают бывших чиновников и менеджеров квазигосударственных структур к выплате нескольких десятков эквивалентов, полученных и доказанных обвинением взяток.

Эта нелогичность решения Судебной коллегии по уголовным делам Военного суда РК (как правовая, так и политическая) оказалась настолько явной, что председатель коллегии  Жандос Мусабекулы был вынужден специально объясняться, почему был изменен приговор.

По словам Мусабекулы, сказанным им во время оглашения постановления суда: «При назначении наказания осуждённым Султанбекову и Смолински суд не в полной мере учёл требования статьей 52, 55. По мнению коллегии, суд первой инстанции не принял во внимание правила общего назначения. Наказание несправедливое вследствие чрезмерной суровости. Для достижения цели наказания – исправления Султанбекова и Смолински, предупреждения новых правонарушений, учитывая характер и степень общественной опасности преступления и принимая во внимание смягчающие обстоятельства, достаточно назначить наказание в виде штрафа».

Жандос Мусабекулы также указал, что «назначение наказания ниже предусмотренных пределов допускается при исключительных обстоятельствах, снижающих степень общественной опасности и активном содействии раскрытию преступления».

По нашей оценке, «исключительными обстоятельствами» в данном конкретном случае является то, что за Каната Султанбекова вступился кто-то весьма влиятельный в казахстанской власти. Кто этот  (эти) кто-то, нам точно неизвестно, но список кандидатов в таковые нетрудно составить, изучив трудовую биографию бывшего зампредседателя правления нацкомпании «Казахстан инжиниринг».

Причины же, по которым защитник (защитники) Каната Султанбекова действуют именно так и не иначе, для нас вполне очевидны:

  • во-первых, они спасают члена своего клана, потому что так принято в Казахстане,
  • во-вторых, не исключено, что спасают самих себя, поскольку осужденный может вдруг заговорить, как это уже не раз было в отечественной истории,
  • в-третьих, вселяют уверенность в своих соратников,
  • в-четвертых, демонстрируют конкурирующим группам свою политическую мощь.

Именно поэтому мы не сомневаемся, что бывший зампред правления нацкомпании  без проблем выплатит 6,5   миллионов долларов США в казахстанский госбюджет.

Другое дело, что практика «с паршивой овцы хоть шерсти клок» отнюдь не способствует снижению коррупции в стране, скорее наоборот, ее стимулирует. Ведь теперь взяточничество в Казахстане четко укладывается в бизнес-схему, в рамках которой повышенный риск компенсируется существенными теневыми доходами. Главное – брать как можно больше, иметь крепкую «крышу» и вовремя делиться. Ну и на всякий случай стараться, чтобы сумма взяток или хищений, которые рано или поздно будут вменяться следствием, не оказалась слишком большой.

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *