Что ждет нефть и рубль?

Аналитики Citigroup предсказывают рост нефтяных цен выше 60 долларов уже ко второй половине 2017 года, а к концу года ожидают подъема нефтяных цен до 65 долларов за баррель. Чем это грозит ресурсозависимым экономикам?

Прокомментировать прогноз аналитиков Citigroup мы попросили российских финансовых экспертов, задав им три вопроса.

Если  сбудется прогноз Citigroup,  как это отразится на экономике РФ в целом и российском рубле в частности?

Евгений Чекай, главный финансовый аналитик “АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан”:

– Для России это максимально благоприятный сценарий, ведь при такой цене на нефть бюджет будет практически бездефицитным, что даст властям свободу маневра накануне президентских выборов 2018 года. Повышение цен на нефть подстегнет экономический рост и сделает реалистичным базовый сценарий Минэкономразвития, предполагающий, что ВВП увеличится в этом году на 2%.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

– Рост нефтяных цен в район 65 долларов до конца 2017 года всё-таки считаю не слишком вероятным: рынок показал, что он вполне комфортно себя чувствует в диапазоне 53-58 долл/баррель. Спрос и предложение хорошо сбалансированы в этом коридоре цен как раз при нынешних объёмах сокращения добычи, но цена способна на время соскальзывать и чуть ниже, что мы уже видели совсем недавно.

Имеет большое значение, будут ли соглашения группы стран “ОПЕК плюс” продлены в конце мая на срок ещё 6 месяцев или для начала только на 3 месяца, чтобы придержать пыл сланцевых производителей. Пока что объём сланцевой добычи растёт весьма умеренными темпами, число буровых установок на сегодня в 2,2 раза ниже, чем на пиках 3-летней давности, однако их уже вдвое больше, чем было на “дне” – этот фактор и ОПЕК, и рынок нефти будут принимать во внимание.

Выгодно ли для российских властей укрепление рубля?

Евгений Чекай, главный финансовый аналитик “АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан”:

– Единственной проблемой, которую придется решать властям, станет укрепление рубля, которое будет оказывать негативное воздействие на экономику, снижая выручку экспортеров и сводя на нет преимущества отечественных товаров перед импортом.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

– Сколько выиграет российский бюджет от роста нефтяных цен к 60 долларов и выше, если такой рост всё же состоится? Есть разные оценки, одну из наиболее убедительных озвучил в конце 2016 года на прямой линии президент России: подорожание нефти на 10 долларов принесёт в федеральный бюджет около 28,6 миллиардов долларов, плюс ещё 12,23 миллиардов долларов доходов получат нефтедобывающие предприятия, которые смогут эти деньги вложить в развитие добычи, в инфраструктуру, что тоже в конечном счёте связано и с будущими доходами бюджета.

А также это может повысить доходы работников, причём не только в нефтяной сфере, так как рост доходов в одной сфере экономики всегда влечёт за собой рост спроса и цепную реакцию во всех смежных сферах. Президент озвучил возможную прибавку в бюджет по курсу выше 60 рублей за доллар, который был на тот момент актуальным, и прибавка по его расчётам могла бы составить 1,75 трлн рублей.

Сейчас рубль крепче, как мы уже знаем, а уровень цен на нефть остался тем же, так что, если пересчитать прибавку по курсу, допустим, в 55 рублей, то бюджет получит всё равно свыше 1,5 трлн рублей дополнительно к плановым цифрам – даже при нынешнем уровне нефтяных цен. Если же хотя бы на отрезке в 2-3 месяца нефть поднимется в диапазон 60-65 долл/баррель, то пускай и с учётом вероятного укрепления рубля до значений в 52-53 рублей за доллар, бюджет 2017 года за счёт нефтяных налогов может пополниться суммарно более чем на 2 трлн рублей.

Более существенное падение доллара до уровня в 50 рублей за доллар или ниже представляется также маловероятным, поскольку курс рубля зависит в последнее время более существенно от международного дифференциала процентных ставок между рублёвыми и валютными активами: у нас намного выше выплаты по облигациям, то есть по гарантированным государственным и корпоративным бумагам. Но эта разница в процентах остаётся либо неизменной, либо имеет уже тенденцию снижаться вслед за небольшими снижениями учётной ставки ЦБ. Таким образом, привлекательность российских активов в плане получения дохода остаётся, но интерес снижается как раз по мере уменьшения разницы процентных ставок, а также по мере накопления “излишеств” в рыночном укреплении рубля.

По прибавкам к бюджету есть и более скромные оценки, одну из которых дал, например, замглавы ВЭБа Андрей Клепач: 1 доллар за баррель в нефтяных ценах даёт бюджету сумму от 100 млрд рублей. Но даже и по этой оценке мы видим, что цифры прибавки получаются вполне сравнимые и внушительные.

Учитывая, что бюджет верстался изначально исходя из весьма пессимистичного сценария цен в 40 долларов за баррель, это без проблем позволит покрыть бюджетный дефицит без всяких мер искусственного обесценивания российской валюты, а также позволит сохранить до следующего года и Резервный фонд.

Иван Капустянский, аналитик Forex Optimum:

– Динамика на нефтяном рынке напрямую влияет на национальную валюту. Доля дохода России от нефтегазовых поступлений хоть и снижается, но пока остается достаточно высокой. В случае роста нефти к 65 долларам за баррель, российская валюта продолжит укрепляться.

Для бюджета в целом колебания на валютном рынке не так критичны. Вопрос лишь в том, чтобы сохранялся баланс в 3000-3300 рублей за баррель. С бизнесом ситуация несколько сложнее. При снижении валюты начинают проигрывать отечественные экспортеры, однако, выигрывают те компании, которые пытаются обновить основные фонды, закупая их зарубежьем.

В целом для бизнеса курс скорее должен быть не низким или высоким, а стабильным. Со временем компании адаптируются и не получают негативного эффекта от высокой волатильности.

Согласны ли вы с тем, что сохранить резервный фонд даже при высоких ценах на нефть можно только за счет обесценения российской валюты?

Евгений Чекай, главный финансовый аналитик “АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан”:

– Новые цены могут скорректировать дефицит бюджета России и ситуацию с резервными фондами. Если цены на нефть будут выше 60$ за баррель, то жизнь резервного фонда будет продлена. Дело в том, что резервы страны расходуются не совсем неэффективно, одной рукой правительство тратило резервы, другой – вкладывало бюджетные средства в депозиты и ценные бумаги, провоцируя тем самым еще большее расходование резервов. Но обесценивание российской валюты это не единственный выход. Если же договоренности стран ОПЕК и неОПЕК останутся лишь на бумаге и цены пойдут вниз, то для финансирования дефицита бюджета будет расходоваться Фонд национального благосостояния, созданный прежде всего для поддержки Пенсионного фонда.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

– На самом деле, как показывает практика действий Минфина, Резервный фонд на данный момент уже не тратится, а снова пополняется – за счёт покупок валюты Минфином именно из средств, полученных дополнительно от подорожавшей нефти. Это и есть те самые покупки валюты Минфином для пополнения резервов, которые многие ошибочно воспринимают как интервенции на рынке с целью повлиять на валютный курс в сторону ослабления рубля. На самом же деле эти покупки подобной цели не преследуют, да они и не могут выполнять такой роли хотя бы из-за незначительных по меркам рынка объёмов таких покупок: менее 0.5% от ежедневного объёма торгов рублём на Московской бирже.

Маловероятно, что при такой политике и в этих условиях Резервный фонд может исчерпаться к концу года. Но если бы такое даже и произошло, то собственно Резервный фонд всего лишь условный карман, куда регулярно направлялась в прошлом некая доля от общих золотовалютных резервов ЦБ, как и в Фонд национального благосостояния. Как раз на случай кризисных ситуаций эти фонды и формировались, но при необходимости туда вполне может быть направлена специальным решением ещё какая-то необходимая часть от наших золотовалютных резервов.

Ничего принципиально страшного при общем уровне ЗВР в 400 млрд долларов в этом нет, и угрозы для финансовой безопасности это на сегодня не несёт. Гораздо важнее сформировать не бездефицитный бюджет, такой цели и не нужно ставить, она принесёт лишь вред – России нужен бюджет развития, а не бюджет тотальной экономии.

Очень важно поддержать и дальше сельское хозяйство, весь просыпающийся у нас несырьевой экспорт, “точки роста” экономики. “Новой нефтью” это сразу всё не станет, но несырьевой экспорт уже начал рост в 2015-2016 гг хорошими темпами, и жалеть на стимулирование этих направлений бюджетных средств в пределах разумного не нужно.

В свете этого, насколько плохо или хорошо, что рубль укрепляется? Здесь есть и плюсы, и минусы, экспортёры получают меньше денежную массу в рублях, меньше получает и бюджет, его трудней верстать, в проигрыше от слишком крепкого рубля оказывается формально вроде бы и весь наш новый экспортный потенциал. Однако здесь имеет место палка о двух концах: крепкий рубль стал следствием политики ЦБ и Минфина, которая позволила одновременно снизить инфляцию – официально даже 5.6% в 2016 году уже огромное достижение, а сейчас процент этот неумолимо приближается к заявленному целевому уровню ЦБ в 4%.

Почему это так важно, и как помогает экономике, предприятиям? Низкая инфляция в сочетании с высокими процентными ставками ЦБ создали уникальную “разность потенциалов”, которая обеспечила приток существенных капиталов в страну не только от спекулятивных, но и от среднесрочных и долгосрочных инвесторов, которые продолжают массово вкладываться в российские облигации – и в бумаги Минфина, и в корпоративный сектор. Эти деньги не уйдут до тех пор, пока благоприятная для них разница условий по высокой доходности и сравнительно низкой инфляции сохраняется. И эти деньги притекают в нашу экономику, в бюджет, который стимулирует “точки роста” в экономике, замещая те необходимые стране кредитные линии, которые мы потеряли из-за санкций.

Также крепкий рубль позволяет закупать нашим промышленным предприятиям и сельскому хозяйству необходимые нам комплектующие, технологии – что при дешевом или тем более при бесконтрольно слабом рубле было бы невозможно. А значит слишком дешёвый рубль, помогая экспортёрам и экономике решать сиюминутные проблемы, отрезал бы для экономики возможности структурных изменений, возможности развития. Поэтому тот курс достаточно крепкого рубля, который мы имеем сейчас, можно назвать в целом вполне сбалансированным, он может быть совсем слегка переоценен, но не более чем на 3-5%, что вполне отвечает потребностям момента.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *