«Буря в стакане» вокруг ЕНПФ

Характерная особенность казахстанского внутриполитического процесса это регулярное появление практически непредсказуемых точек напряжения, на которых неожиданно концентрируется внимание общества, после чего проблема становится чрезвычайно болезненной и требует срочной реакции от Акорды.

Так было с земельным вопросом, то же самое происходит сейчас с накопительной пенсионной системой, точнее с ЕНПФ, инвестировавшим пенсионные накопления казахстанцев в облигации проблемного Международного банк Айзербайджана.

В дискуссии, которая имеет место в средствах массовой информации и социальных сетях, обращают на себя внимание три обстоятельства.

Во-первых, аномальная активность отдельных представителей общественности, которые использовали все возможные в нынешних условиях способы привлечения внимания населения к проблемам и проблематике накопительной пенсионной системы и ЕНПФ.

Трудно сказать,   что подвигло их на такую активность – личная позиция, которая была усилена наличием единомышленников,  влияние со стороны элитных кланов или социальный «заказ» со стороны населения, но факт имеет место – «буря в стакане» вышла нешуточной.

Во-вторых, бросается в глаза явное нежелание Акорды вступать в открытое и прямое общение с общественностью даже на такую злободневную тему. В данном случае диалог со стороны властей ведут руководители ЕНПФ и советник главы Нацбанка РК Айдархан Кусаинов. Но они не способны быть стороной диалога просто в силу своего невысокого служебного положения.

Что же касается председателя Национального банка РК Данияра Акишева, то он де-факто ограничился «переводом рельсов» с себя на прежнее руководство своего ведомства (напомним, что в то время главой НБ был Кайрат Келимбетов). Как следствие, вместо диалога получается чуть ли не перебранка, причем стороны друг друга явно не слышат.

В-третьих, видно явное нежелание как представителей общества, прессы и экспертов, так и всей государственной рати, выходить за пределы темы, ставшей поводом для «бури в стакане».

Никто, ни со стороны критикующих, ни со стороны отвечающих на критику, не рискует (не хочет, не способен) признавать того факта, что единая накопительная пенсионная система является частью национальной экономики и не может быть намного лучше.

В результате критика оказывается ограниченной, поскольку касается только ЕНПФ, в первую очередь потерь фонда в результате тех или иных неудачных вложений пенсионных накоплений. Соответственно, качество этой критики со стороны общественности, прессы и экспертов сразу снижается, поскольку профессионалы понимают: требовать, чтобы инвестиции были одновременно качественными, безопасными и высокодоходными, причем в условиях, когда внешние рынки низкодоходны, а внутренний рынок узок и крайне ограничен, нельзя.

Однако и качество ответа Акорды на критику также невысокое – вместо того, чтобы использовать внимание общественности к суперважной со всех сторон теме для информирования населения, разъяснения своих планов и действий, продвижения идей и замыслов, суперпрезидентская вертикаль отделывается концентрацией внимания на технических деталях и переваливанием ответственности и вины друг на друга. То есть бюрократически маневрирует в ожидании, пока внимание к теме спадет.

Очевидно, что в итоге так оно и будет, и расчеты обоснованы. Именно поэтому мы назвали происходящее сейчас в стране обострение «бурей в стакане».

Очень похоже, что подобная практика является результатом того, что, с одной стороны, протестные настроения в Казахстане заметно усилились и продолжают усиливаться, а с другой – Акорда настолько «закрутила гайки», в том числе сажая за решетку активистов гражданского общества за минимальные по меркам десяти-двадцатилетней давности прегрешения против власти, что никто не хочет рисковать лично, переходя от слов к делу.

В результате, общественность протестует, но делает это исключительно в информационном пространстве, власти же готовы вступать с нею в диалог, но не в принципиальный, на высоком уровне, а в технический: дескать, поговорить мы можем, но от вас реально ничего не зависит.

Акорде это на руку, поскольку она имеет возможность «сбрасывать пар» безопасным для себя способом, правда с той оговоркой, что речь в данном случае идет об относительной небольшой части казахстанцев. Как на руку и отдельным представителям общества, поскольку позволяет им «засветиться» и реализовать свою гражданскую позицию. Но в целом малоэффективно.

 

 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *