Оценки ВБ и реалии аграрного сектора

Доклад Всемирного банка о состоянии казахстанской экономики и прогнозах ее развития получил неплохую прессу – многие печатные и интернет-ресурсы рассказали о его основных идеях. Однако этим все и ограничилось: реакции на документ со стороны Акорды, правительства или отдельных государственных ведомств не последовало.

Причины такой пассивности вполне понятны. Эксперты Всемирного банка, как всегда в таких случаях, изложили благие намерения, пусть и на высоком профессиональном уровне. Однако от намерений до реальных действий, не говоря уже о положительных результатах, – дистанция гигантского размера. Возможно, в несколько поколений казахстанцев. Попробуем объяснить свой тезис на примере одной из рекомендаций вышеупомянутого доклада.

По мнению  экспертов Всемирного банка, одним из локомотивов казахстанской экономики может стать сельское хозяйство, точнее, агропромышленный комплекс. Проблема однако в том, что сегодня эта отрасль «сжалась» до размеров, которые, позволяют самообеспечиваться по основным продуктам питания, в первую очередь хлебобулочным изделиям, мясу и мясопродуктам, но не более того. Очень многое приходится в страну завозить.

Причины  подобного положения общеизвественны  – отрасль в целом неконкурентоспособна. Доказательством тому – крах отечественного зернового производства, основной которого являются крупные хозяйства. По опубликованным в прессе данным, на крупных участников рынка, то есть располагающих более чем 10 тысяч гектаров  земли, приходится свыше половины общего объема производства зерна.

При этом 15 ведущих зерновых компаний владеют или распоряжаются 35% посевных площадей в стране, в том числе 3 крупнейших холдинга контролируют более чем по 700 тысяч гектаров земли каждый. И именно последние сейчас испытывают самые большие трудности – в прессе как-то упоминалось, что их общая задолженность перед кредиторами составляет 4,6 миллиарда долларов США, то есть  де-факто они банкроты.

В результате крупные компании, которые по логике должны стать главной движущей силой для диверсификации казахстанского сельского хозяйства, наращивать производство, расширять ассортимент производимой продукции и продвигать его на всех рынках – отечественном, ЕАЭС,  Центральной Азии и Китая, сейчас озабочены выживанием. Сколько времени это займет, неизвестно. Но явно много.

В этих условиях правительство в целом и Министерство сельского хозяйства в частности решили сделать упор на мелкие хозяйства, точнее на их кооперацию. Проблема только в том, что эти планы как обычно  не совпадают с интересами собственников этих хозяйств. Последним приходится выживать чуть ли не в буквальном смысле этого слова, поэтому для них главное – получить государственные дотации и продать продукцию.

Кроме крупных и мелких игроков, в казахстанском сельском хозяйстве присутствуют средние компании и государственные структуры. Однако первые не обладают достаточными финансовыми и управленческими возможностями, да и заставить их расти быстрее рынка можно только за счет выделения долгосрочных инвестиций, а их сегодня в Казахстан просто нет, плюс давая гарантии того, что продукция будет продаваться.

Что же касается государственных компаний, то все они занимаются определенным видом деятельностью, не более того.  Любая попытка сделать из них передовиков сельскохозяйственного производства, которые должны стать драйверами и повести за собой всю отрасль, успешно провалится в силу низкого качества казахстанского госменеджмента и менеджеров и их высокой коррумпированности при избытке формализма и бюрократизма.

В результате получается, что у Акорды сегодня нет рыночных инструментов, которые позволили бы ей реализовать предложения Всемирного банка. Поэтому надежда только на иностранных инвесторов. Однако они могут прийти исключительно из Китая. Но китайские компании с  менеджерами – китайцами, которые заставляют казахов работать и портят казахстанские земли, это почти политическое самоубийство для действующей власти.

Между тем, задача ускоренного развития сельского хозяйства с его одновременной диверсификацией и превращение отрасли в драйвер для национальной экономики отнюдь не так сложна, как это кажется на первый взгляд. Речь идет о том, что нужно создать кластер, основой которого станет зерновое производство, как самое развитое в стране, и от которого нужно «плясать» дальше – в сторону производства мяса и мясопродуктов.

Но для всего этого в первую очередь нужны качественные, то есть конкурентоспособные хотя бы в региональном масштабе технологии, техника, рабочая сила и менеджмент, плюс лидеры – люди, которые смогут все это связать воедино, сделать работоспособным и эффективным.

Нетрудно заметить, что в Казахстане со всем этим большая проблема: технологий нет, техника только импортная, рабочая сила и менеджмент ниже всякой критики. Ну а про лидеров мы вообще молчим. Даже если Нурсултан Назарбаев после завершения «ЭКСПО – 2017» вновь бросит Ахметжана Есимова на сельское хозяйство, погоды это не сделает. Можно назвать несколько человек в стране, которые способны руководить подобным проектом, один из которых, Мухтар Джакишев, сидит в тюрьме, но кто им даст такую возможность?

Несколько миллиардов долларов, а возможно и больше, потребуется, чтобы начать модернизировать и диверсифицировать казахстанское сельское хозяйство, перевооружать его технически, организационно и управленчески,  менять менталитет большой массы людей, чтобы в итоге они превратились в совокупности в   механизм, способный не только производить качественную продукцию, но и продавать его, в первую очередь, на китайском рынке.

Так что спасибо Всемирному банку и его экспертам за   доклад о состоянии казахстанской экономики и прогнозах ее развития,  но, похоже, для реальной помощи  Республике Казахстан и ее гражданам, им нужно сначала сделать доклад, как страна и ее население должны измениться, чтобы стать способными выполнять эти рекомендации.  Пусть это будет даже неполиткорректно по отношению к Акорде и ее нынешним обитателям.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *