О “горячей” ситуации на валютном рынке

Резкое увеличение в последние месяцы объема сделок на казахстанском рынке валютных свопов уже не в первый раз привлекает внимание аналитиков. На днях Национальный банк Казахстана был вынужден сделать разъяснение на эту тему.

Опубликовано оно было Центром деловой информации “Капитал.кз”  и завершается заявлением:

“В целом считаем безосновательными спекуляции о так называемой «горячей» ситуации на валютном рынке. В настоящее время обменный курс является рыночным, то есть формируется на основе спроса и предложения на валютном рынке. Ситуация на внутреннем валютном рынке стабильна. Наблюдаются ежедневные колебания курса характеризующиеся умеренной волатильностью. Как неоднократно говорилось основными факторами, оказывающими влияние на формирование курса тенге являются цены на нефть и курсы валют стран – торговых партнеров. При этом на курс тенге также оказывают влияние множество других факторов, например: состояние платежного баланса, уровень инфляции, процентные ставки, состояние внешнего долга, степень доверия к национальной валюте, а также сезонные факторы, такие как «налоговая неделя».

Тем не менее, назвать динамику объема сделок на рынке валютных свопов нормальной рыночной никак нельзя. Ниже предлагаем вниманию читателей таблицу, подготовленную  нами на основании официальных данных Казахстанской фондовой бирже о результатах ее деятельности за январь – май 2017 года.

Из таблицы следует, что активность участников биржевого рынка в текущем году является аномально высокой, и не только на рынке валютных свопов, но и операций РЕПО. Причем, авторепо как по ГЦБ, так и НЦБ. Очевидно, что происходящее является результатам избытка тенговой ликвидности в банковской системе республики.

Национальной банк РК объясняет последнее так (цитируем вышеупомянутой разъяснение регулятора Центру деловой информации “Капитал.кз”):

“В текущих реалиях профицита тенге, Национальный банк ежедневно осуществляет операции по изъятию ликвидности, в том числе операции валютный своп на KASE, в целях поддержания ставок денежного рынка вблизи значения базовой ставки. По состоянию на 9 июня 2017 года сальдо операций Национального банка в результате реализации денежно-кредитной политики составило (-) 2,7 трлн. тенге, включая изъятие ликвидности через размещение нот Национального банка в объеме порядка 3 трлн. тенге, из которых около 0,5 трлн. тенге ноты сроком 1 год”.

“Увеличение объемов на рынке своп объясняется следующими факторами:

1. С первого квартала 2016 года на фоне укрепления курса доллара США к тенге, принятых мер по дедолларизации экономики наблюдается постоянно растущий профицит тенговой ликвидности банковского сектора. Физические и юридические лица отдают предпочтение национальной валюте. У банков второго уровня и экономических агентов появляются свободные средства для инвестиционной деятельности.

2. Относительно высокая рыночная ставка для тенговых инструментов стимулирует банки зарабатывать доход при размещении свободной ликвидности в национальной валюте. Аналогичная ситуация наблюдается на рынке операций репо, где отмечаются стабильно высокие объемы дневных торгов”.

“В текущей же ситуации экономические агенты наоборот снижают активы в иностранной валюте, наращивая портфель активов в тенге. Инвестируют в такие инструменты, как репо и валютный своп, а также в инструменты Нацбанка. В такой ситуации участники рынка зарабатывают. «Рекордный» объем сделок валютный своп в мае на уровне 28,9 млрд. долларов США представляет собой сумму ежедневно пролонгируемых одно- и двухдневных сделок в течение месяца. Так, на последний день мая объем открытых сделок валютный своп составил порядка 2,9 млрд. долларов.

Таким образом Национальный банк РК подтвердил ранее высказывавшиеся нами подозрения, что аномальный объем сделок на валютном своп-рынке объясняется тем, что банки второго уровня конвертируют иностранную валюту в тенге и затем приобретают на них ноты Национального банка РК. Однако, дав объяснение происходящему на финансовом рынке республики и успокоив тех, кто опасался (опасается) новой девальвации тенге, регулятор умолчал о другой, не менее критичной опасности для экономики республики.

Дело в том, что, поставив перед собой задачу таргетирования инфляции и дедолларизации финансовой системы, Национальный банк РК своим действиями, в том числе неформальными, создал настолько большой избыток тенговой ликвидности, что впору говорить о “пузыре”.

Пока регулятор справляется с этой проблемой за счет резкого увеличения объема своих нот в обращении, но такое положение дел не может продолжаться долго. Ведь главная задача банковской системы – перераспределять свободные денежные средства и кредитовать субъектов экономики. Вместо этого Нацбанк де-факто препятствует росту кредитования, поскольку дает возможность банкам второго уровня отлично зарабатывать при минимальных рисках.

При этом расходы Национального банка РК при выпуске нот являются доходами тех, кто эти ноты покупает. И объем этих доходов сопоставим с совокупной прибылью банков второго уровня. Если “сальдо операций Национального банка в результате реализации денежно-кредитной политики” будет до конца года на уровне 9 июня 2017 года, то есть (-) 2,7 трлн. тенге, то в расчете на год доходы банков составят до 300 миллиардов тенге.

Очевидно, что происходящее не может быть ошибкой руководства регулятора. Скорее всего, Данияр Акишев и его коллеги вынуждены, во-первых, решать проблемы финансовой системы пошагово и, во-вторых, непрямо поддерживать отечественные банки второго уровня в условиях, когда доходность сектора о стремится к нулю. Однако тот факт, что росту кредитования национальной экономики препятствуют не только закредитованность многих заемщиков, отсутствие новых качественных кредитополучателей, неконкурентность предприятий и целых отраслей экономики, но и сам Национальный банк, сильно смущает.

В целом же текущая политика Национального банка РК вызывает много вопросов: решая две поставленные перед собой задачи –  снижение инфляции в стране  и дедолларизацию финансовой системы, регулятор де-факто создает проблемы уже правительству, а самое главное – реальной экономике. И вопрос, как будут решаться уже проблемы, остается открытым, ответа на него нет ни у Национального банка РК, ни у Акорды в целом.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *