Как Казахстану стать Израилем

Мы продолжаем рассказывать о дискуссии,  развернувшейся на панельной секции «Ловушка среднего дохода: вызовы для Казахстана» в рамках проходившего в начале июня в Астане экономического форума.  На последней сессии  спикеры говорили о страновом опыте, который мог бы оказаться полезным для Казахстана. 

Напомним, что в предыдущих наших статьях  Как Казахстану стать Норвегией  и В какой ловушке “сидит” Казахстан спикеры говорили  как о теоретических подходах и угрозах, так и  о конкретной казахстанской специфике. В этой – третьей статье – речь пойдет об опыте Израиля.

О том, как Израилю удалось преодолеть ловушку среднего дохода, рассказал участникам форума посол этой страны в Казахстане Михаэль Бродский.

«Израиль часто приводят в пример как одну из стран, которая успешно смогла преодолеть так называемую ловушку среднего дохода наряду с такими странами как Южная Корея, Сингапур, Тайвань и так далее. Действительно, Израиль сегодня входит в число наиболее развитых стран и демонстрирует очень хорошие экономические показатели, что особенно заметно на фоне глобального экономического кризиса”, – заметил Михаэль Бродский и привел несколько макроэкономических показателей.

По его словам, ВВП Израиля составляет порядка 310 млрд долларов (52 место в мире). ВВП на душу населения  – свыше 36 тысяч долларов (24 место в мире). Рост экономики в 2016 году составил 3,8%, что гораздо выше, чем в среднем по развитым странам. Безработица  – на уровне 4,8%. Инфляция  – на нулевом уровне. “Это данные последнего года”, – уточнил  спикер.

Далее он назвал несколько факторов, которые позволили Израилю за двадцать лет из страны со средними доходами превратиться развитую страну. Это открытая политическая система, экономическая конкуренция, приватизация, эффективная борьба с монополиями, масштабные инфраструктурные проекты, поддержка МСБ и так далее.

«Но самый важный фактор, о котором я бы хотел поговорить, это создание в Израиле инновационной экономики. Это процесс, который начался около двадцати лет назад и продолжается до сих пор. На сегодняшний день Израиль –  признанный лидер в области стартапов, технологий, инноваций. Страна, которая заслужила названия Start-up Nations», – не без гордости заметил Михаэль Бродский.

Он показал изданную в 2009 году книгу “Start-up Nations”.  «Наверное, ее влияние на бренд Израиля сопоставимо с нашей победой в шестидневной войне. Сегодня мы живем и развиваемся благодаря созданной нами системе, которая описывается в этой книге», – заметил спикер.

По его словам, в Израиле «самая высокая в мире концентрация стартапов – свыше четырех тысяч». «Получается, что на каждые 2000 тысячи израильтян приходится по одному стартапу. Наверное, подобная концентрация существует только в США в Силиконовой долине. На бирже NASDAQ торгуется больше израильских компаний, чем  какой-либо другой страны. Инвестиции венчурного капитала на душу населения в Израиле выше в 2,5 раза, чем в США, в 30 раз выше, чем в Европе, в 80 раз выше, чем в Китае и в 350 раз выше, чем в Индии. Процент ВВП, которые мы тратим на научные разработки, исследования, самый высокий в мире – свыше 4%. После нас идут Южная Корея, Финляндия, Япония. Они тратят в среднем по 3,5% от ВВП на научные разработки», – рассказал Михаэль Бродский.

Как вышло, что Израиль за 20  лет превратился из страны со средними доходами, экономика которой базировалась на сельском хозяйстве, в страну, чья экономика базируется на новых технологиях, а экспорт наполовину состоит из высокотехнологичных продуктов и услуг?

«Это уникальная ситуация, которая сложилась в определенный момент в силу комбинации нескольких факторов. Я хочу рассказать о восьми из них, которые помогли Израилю стать той страной, которой он является сегодня. И я хочу отметить, что все произошло не благодаря каким-то удобным и хорошим условиям, а вопреки тем, которые были в Израиле с самого первого дня появления государства», – сказал Михаэль Бродский.

  • Первый фактор: Израиль страна эмигрантов.

«Наша страна на момент своего создания в 1948-м году насчитывала всего 800 тысяч человек. Сегодня население Израиля в десять раз больше – более 8 млн человек. Это страна, которая все время принимала эмигрантов, – людей, нацеленных на успех и готовых начать все заново. А это именно то качество, что необходимо для стартапов».

  • Второй фактор: традиционный еврейский подход к получению знаний.

«Если вы в курсе, как евреи в XVIII-XIX веках изучали священные книги, то вы понимаете, откуда растут корни дискуссий, которые проходят сегодня в Израиле, в том числе и в технологической сфере. Потому что уже тогда для евреев не было «священных коров», все подвергалось сомнению, можно было задавать любые вопросы и, самое главное, не было авторитетов. Любой авторитет можно оспорить. И этот подход, который, видимо, заложен на генетическом уровне, очень помогает израильтянам развивать стартапы, генерировать новые идеи, не стоять на месте».

  • Третий фактор: военная промышленность.

«Израиль добился успехов не благодаря, а вопреки ситуации. Наша страна с 1948 года вынуждена защищаться, мы вынуждены были создавать небольшую, но очень умную и технологически оснащенную армию. Это значит, что армия должна была развивать технологии. Не только оружие, но и программное обеспечение, и компьютеры, и так далее. В Израиле очень много разработок военных используются в гражданской жизни. Есть немало примеров тому, как молодые программисты, 19-летние солдаты, которые писали компьютерные программы в армии, после завершения службы собирались в коллективы, создавали стартапы, усовершенствовали свой продукт и продавали его крупным американским компаниям: IBM, Intel, Microsoft и так далее, превращаясь из обычных парней в миллионеров».

Спикер напомнил, что в Израиле военная служба обязательна для всех. Причем уже в старших классах школы военные отслеживают наиболее перспективных и умных будущих призывников, которых затем определяют в те части, которые занимаются развитием новых технологий. “Это то, чего нет в других странах”, – считает спикер.

  • Четвертый фактор: человеческий капитал.

«Израиль – страна, в которой нет полезных ископаемых, только пустыни и болото. Это страна, которая все время находится в состоянии войны. При такой ситуации выжить можно было только за счет человеческого капитала и на него и была сделана ставка с самого начала. Израиль мог полагаться только на самого себя, на своих людей».

  • Пятый фактор: «отсутствие дистанции между людьми, то есть правильное отношение к неудаче».

«Это очень свойственно израильтянам и это особенно помогает в области стартапов, технологий, когда к человеку, потерпевшему неудачу, не относятся как к неудачнику. Наоборот, этот опыт ценится, потому что, как говорят, «за одного битого двух небитых дают». Поэтому в Израиле есть такое понятие, как серийный предприниматель, то есть человек, который создает стартапы один за другим, что-то не получается, но это не причина останавливаться».

  • Шестой фактор : доверие и ответственность.

«Еще пару слов об израильской армии. Например, когда молодой человек в 18 лет идет в армию, ему выдают большой М-16 (американская винтовка), который он может забрать с собой домой на выходные, но за него  отвечает головой. Доверие, которое оказывает государство молодым людям, мы видим потом в технологических компаниях, стартапах, когда даже самым молодым сотрудникам полностью доверяют».

  • Седьмой фактор: встроенность в глобальную среду.

«Мы ориентируемся в основном на Соединенные Штаты и Европу. Все израильтяне знают английский язык в той или иной степени, зарубежные фильмы не переводятся, не дублируются. Кроме того, большая часть населения это эмигранты, приехавшие из разных стран мира, но сохранившие связи со своими друзьями, родственниками коллегами. Поэтому Израиль, возможно, в большей степени, чем какая-либо другая страна, связан с внешним миром».

  • Восьмой фактор: система государственной поддержки.

По мнению посла, его Казахстану есть смысл взять на вооружение. «Это поддержка бизнеса и технологические инкубаторы – система, которая создана в Израиле. В середине 90-х годов, когда только начиналась новая технологическая эра, массированная поддержка этого вида бизнеса помогла привлечь венчурный капитал. Сегодня израильские стартапы и предприниматели уже не нуждаются в такой поддержке. Сегодня Израиль – уже бренд, и венчурный капиталист готов вкладывать деньги в нашу страну, потому что знает, что Израиль – это знак качества во всем, что касается технологий и стартапов».

Есть, конечно, и обратная сторона – «израильтяне не очень хорошо выстраивают крупные компании, не очень хорошо умеют ими управлять  и встраиваются в иерархию».

«Израиль часто обвиняют в том, что компании с гениальными идеями очень спешат сделать «еxit», очень спешат продаться какой-нибудь крупной компании. И только потом уже приходят американские и европейские менеджеры, которые умеют руководить крупными компаниями, – пояснил Бродский. – Но это происходит в силу наших ментальных и культурных особенностей и в силу того, что израильский рынок очень маленький, а для того, чтобы развиваться, нужно выходить на глобальные рынки – американский, европейский, азиатский».

В качестве резюме Михаэль Бродский заметил, что, конечно, сделать копипаст израильского опыта невозможно. «Невозможно взять израильскую модель, скопировать ее и применить где-то в другой стране. Я смотрю на эти восемь факторов, которые позволили Израилю стать Start of Nation, и не могу найти ни одного в Казахстане. Возможно, это к счастью для Казахстана, потому что все эти факторы произошли не из-за хорошей жизни. Но я бы хотел рекомендовать Казахстану присмотреться к возможности государственной поддержки предпринимателей и стартапов. Здесь можно сделать гораздо больше», – считает он.

 

1 комментариев

  1. Андас

    Что бы Казахстану стать Израилем нужно просто восстановить Хазарское государство. Хазария, кочевое государство с иудейской верой и все!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *