Как Умут Шаяхметова утопила Нацбанк

23 августа 2017 года председатель правления «Народного банка Казахстана» Умут Шаяхметова провела пресс-конференцию на тему консолидированных финансовых результатов возглавляемой ею банковской группы и в числе прочего  подробно и весьма откровенно рассказала о реальном финансовом положении «Казкоммерцбанка» в последние годы.

Поскольку наиболее полно об этом знаковом мероприятии в Алматы написал «Форбс-Казахстан», в своей статье мы будем ссылаться на  его публикацию.

Как следует из приведенных в статье цитат,  Умут Болатхановна объяснила журналистам причины, заставившие прежних владельцев «Казкома» в лице Кенеса Ракишева, Нуржана Субханбердина и ФНБ «Самрук-Казына» продать актив, а государство – не просто принять активное участие в спасении финансового института, но и выделить на него гигантскую сумму в 2,4 триллиона тенге.

Почему председатель правления «Народного банка Казахстана» была откровенна с журналистами, очевидно: это не только гордость за крупнейшую сделку в банковском секторе республики за все время его существования, но и желание постелить заранее соломку, если вдруг дело пойдет не так успешно, как на это рассчитывают в Акорде.

Однако, видимо, сама того не подозревая, Умут Шаяхметова фактически поставила крест на репутации Национального банка РК и его первого руководителя. Процитируем публикацию «Форбс-Казахстан»:

«Умут Шаяхметова напомнила, что в 2015 году Нацбанк РК проводил проверку Казкома. По результатам этой проверки в качестве провизии для Казкома финансовый регулятор начислил около 1 трлн тенге. Это, как объяснила глава Народного банка, свидетельствовало, что на тот момент капитал банка был отрицательным, и в 2016 было необходимо допровизировать 1 трлн тенге”.

– Конечно, ни один финансовый институт не способен сгенерировать такой большой объем чистой прибыли и очистить капитал. Соответственно, проблема с отрицательным капиталом сохранилась. Финансовый регулятор предоставил Казкому помощь в виде стабилизационного займа в объеме 400 млрд тенге для поддержания уровня ликвидности банка, – отметила глава Народного банка.

Умут Шаяхметова объяснила: такая ситуация сложилась из-за того, что в банке генерировался отрицательный денежный поток, и разница между начисленным процентным доходом и полученным составляла свыше 60%, а денежный поток по обслуживанию процентного дохода вообще был отрицательным”.

Из озвученного председателем правления “Народного банка Казахстана” следует, что уже в 2015 году “Казкоммерцбанк” имел гигантские проблемы и находился в критическом финансовом положении. Национальный банк РК об этом достоверно знал, однако скрыл информацию от рынка и общественности. Более того, не выполнил свои обязательства как регулятор, ограничившись предоставлением стабилизационного займа. Напомним, кстати, что Данияр Акишев возглавляет ведомство со 2 ноября 2015 года.

Причины, по которым Национальный банк РК так действовал, очевидны.

Во-первых, он побоялся спровоцировать панику на финансовом рынке республики.

Во-вторых, испугался оттока средств клиентов из “Казкоммерцбанка” и последующего неизбежного краха финансового института.

В-третьих, не хотел снижения рейтингов Казахстана от ведущих рейтинговых агентств.

Однако это означает, что Национальный банк РК в своей деятельности не независим и руководствуется политическими мотивами.

Мы не можем оценить действия Национального банка РК и его главы Данияра Акишева с правовой точки зрения, то есть имели ли они право не требовать от “Казкоммерцбанка” доначисления провизий в размере 1 триллиона тенге, восстановления утраченного капитала, а также держать в неведении о критическом положении системообразующего финансового института рынок и общественность. Однако можно теперь утверждать смело, что верить регулятору, особенно в сложных, критических ситуациях, нельзя.

В связи с этим хотим привлечь внимание к еще одному блоку информации, прозвучавшей на пресс-конференции 23 августа 2017 года в Алматы.

Цитируем по публикации “Форбс-Казахстан”:

“БТА банк погасил задолженность перед Казкомом на сумму 2,4 трлн тенге. Остаток задолженности в размере 64,8 млрд тенге ККБ списал за счет сформированных провизий. Средства, полученные от выплаты долга, ККБ направил на:

– погашение обязательств перед Национальным банком РК – 625 млрд тенге,

– приобретение государственных казначейских ценных бумаг Министерства финансов РК – 1 трлн тенге,

– погашение обязательств по операциям РЕПО с ценными бумагами – 202 млрд тенге.

Остаток ликвидности в размере около 570 млрд тенге позволит ККБ обслуживать по графику свои обязательства, поддерживать операционную деятельность, а также восстановить процесс кредитования экономики, предприятий малого и среднего бизнеса и розничных клиентов”.

Напомним, что финансовый институт, принадлежащий Динаре и Тимуру Кулибаевым, средней дочери и зятю казахстанского президента, приобрел “Казкоммерцбанк” у Кенеса Ракишева и ФНБ “Самрук-Казына” за 2 тенге и затем докапитализировал его на 185 миллиардов тенге. В связи с чем возникает вопрос, на который ответа у нас нет – может ли финансовый институт, пусть и крайне проблемный, но имеющий на балансе свободную ликвидность в объеме порядка 1,6 триллиона тенге, стоить 2 тенге?

По нашему мнению, не может.

Не исключено, что в данном случае Акорда спасала не только “Казком”, но и “Народный банк Казахстана”. Обоснованием для таких подозрений является тот факт, что все четыре системообразующих финансовых институтов республики до 2009 года, а это, кроме вышеупомянутых банков также “БТА Банк” и “Альянс Банк”, действовали в равных рыночных условиях, поэтому кризис должен был ударить по ним всем.

Четыре банка серьезно отличались между собой только “качеством” акционеров, у “Народного банка Казахстана” оно было наивысшим, в “Казкоммерцбанка” и “Альянс Банка” – похуже, у “БТА Банка” – отвратительным, а также квалификацией менеджмента и рискованностью кредитной политики. Именно поэтому первыми пали жертвами кризиса 2009 года и последующей государственной поддержки “БТА Банк” и “Альянс Банк”, а в 2016-2017 годах наступило время “Казкоммерцбанка”.

Теперь в стране остался только один системообразующий частный банк. Однако тот факт, что Акорда фактически выкинула на ветер 2,4 триллиона тенге (эта сумма, вложенная в “БТА Банк” с самого начала, является невозвратной), из которых только порядка 800 миллиардов было возвращено государству, а целых 1,6 триллиона поступило в распоряжение группы “Народного банка Казахстана”, свидетельствует о том, что и в этом банке ситуация сложная, пусть и не критическая.

Между тем, иного и быть не могло. Казахстанские частные банки оперировали в одинаковых рыночных условиях, поэтому кратное падение рыночной стоимости недвижимости, включая землю, обесценение бизнес-активов, вызванное снижением мировых цен на основные экспортные продукты, и многочисленные девальвации, одинаково отразились на них. Отсюда образовались проблемы у всего банковского сектора республики, и “Народный банк Казахстана” не мог быть исключением.

Читайте также Казком” продали, но вопросы осталисьЗачем “Казкому” делистинг, «Раздевание» Ракишева,  Что стоит за нападками на «Казком»?Кто выиграет от слияния?Какие банки спасут за счет Нацфонда, Зачем Халыку Казком

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *