По итогам визита Дэна Бруйллэтта в Астану

28 августа 2017 года Нурсултан Назарбаев встретился с  заместителем министра энергетики США Дэном Бруйллэттом. О значении этого, по сути протокольного, визита для Акорды свидетельствует официальный пресс-релиз, по размерам и тону заметно отличающийся от стандартных сообщений о встречах президента РК с иностранными визитерами. Если, конечно, те не являются главами влиятельных государств или межгосударственных организаций типа ООН или Всемирного банка.

Между тем, должность и ранг американского гостя четко свидетельствуют о том, какое место и по какой причине занимает Казахстан в сфере внешнеполитических интересов администрации Трампа.

Фактически Белый дом продемонстрировал (признался), что Казахстан его интересует в третью очередь и, главным образом, своим энергетическим потенциалом. С одной стороны, и это неплохо, поскольку интерес все-таки есть. С другой стороны, это означает, что “лидер нации” и его преемники не смогут разыгрывать “американскую карту” в попытках противостоять политическому давлению со стороны России и экономическому давлению со стороны Китая.

Получается, Акорда может рассчитывать только на Европейский союз, который остается основным торговым партнером Казахстана.  В условиях системного обострения отношений с Россией, которому в ближайшие годы, если не десятилетия, не видно конца, роста разногласий внутри самого союза между   государствами-участниками, серьезных экономических проблем как в целом, так и в еврозоне, ЕС тем не менее будет сохранять заинтересованность в улучшении контактов с государствами евразийского региона. Хотя бы потому, что через них возможны, как продвижение своих экономических интересов, так и отстаивание своих внешнеполитических позиций в зоне ЕАЭС.

На практике это означает, что многовекторная политика, которую многие годы проводил, точнее, пытался проводить Нурсултан Назарбаев, станет вынужденно трансформироваться в двухвекторную политику, когда политически Казахстан будет так или иначе ориентироваться на Россию, а экономически – на Китай. И практическая реализация такой политики обязательно в исторически недалеком будущем столкнется с большими трудностями, поскольку Казахстан невольно будет становится  “троянским конем”, с помощью которого Китай будет  “прорываться” на экономическое пространство ЕАЭС.

Кремль наверняка будет недоволен такой политикой Акорды  и попытается ее скорректировать, в том числе оказывая неформальное давление на преемников Нурсултана Назарбаева.

Нечто подобное сейчас имеет место в отношениях России и Беларуси. Это когда необходимость экономического и политического выживания диктуют белорусской стороне использование текущих проблема как России, так и Европейского союза во благо себе, включая транзит санкционной продукции и прочие злоупотребления геополитическим положением.

Судя по всему, Казахстан обречен пойти по этому пути.

Впрочем, теоретически возможно, что   интерес США и Европейского союза к Казахстану на порядок усилится, а сам он превратится в одного из главных союзников Запада и получателей его финансовой, политической, дипломатической и моральной поддержки. Это возможно, и, по нашему мнению, практически неизбежно в случае, если Астана вступит в прямой конфликт или с Москвой, или с Пекином, или с обоими сразу. Тогда Белый дом, независимо от того, кто будет его главным обитателем, республиканский президент или президент-демократ, постарается не упустить шанс ослабить одного из двух, а то и сразу обоих своих основных геополитических оппонентов.

Однако такое развитие событий требует не только чрезвычайной смелости, как личной, так и политической, со стороны высшего руководства Казахстана, но и поддержку его действий основной частью сограждан. Так что, скорее всего, преемники  Назарбаева будут вынуждены продолжать его многовекторную политику, но при этом их возможности ее проводить резко сократятся. В результате в стране будут формироваться неформальные зоны влияния и России, и Китая, привязанные к отдельным территориям, отраслям и секторам экономики. Они есть и сейчас, но в основном определяются тем, чьи товары преобладают на рынках.

В то же время для Казахстана возможность стать “Общим рынком” для ЕАЭС и Китая – не самое худшее будущее. По-крайней мере у этого направления есть перспектива.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *