Реальная ситуация глазами Нацбанка

Признание руководителей Национального банка РК в том, что  отчетность казахстанских банков о неработающих кредитах не соответствует реальному положению дел, и что регулятор с этим ничего не может поделать, тянет на сенсацию. Жаль, что это самобичевание лишь на бумаге и не ведет ни к какому конкретному результату.    

9 августа 2017 года на сайте Национального банка РК появилось информационное сообщение: «Об одобрении Правлением Национального Банка Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора Республики Казахстан».

Из сообщения следует, что программа принята: «Во исполнение поручения Главы государства, озвученного в рамках Послания Народу Казахстана, и предусматривает: «три направления по обеспечению финансовой устойчивости банковского сектора: (1) изменение регуляторной и надзорной среды для повышения качества и оперативности надзорного реагирования; (2) повышение финансовой устойчивости системообразующего банка; (3) повышение финансовой устойчивости крупных банков».

Регулятор также проинформировал общество, прессу и участников финансового рынка о том, что  «программа будет реализована на принципах платности, срочности и возвратности государственных средств» и поэтому «предусматривает солидарную ответственность акционеров по докапитализации банков», которые «должны принять меры по докапитализации банка и улучшению качества активов, что является обязательным условием участия в Программе».

Национальный банк РК уверен, что «меры по повышению финансовой устойчивости банков в течение 5 лет приведут к очистке балансов банков от проблемной задолженности (за счет обеспечения капитализации, списания, прощения и других мер по улучшению качества активов), увеличению совокупного собственного капитала банковского сектора, что окажет поддержку кредитованию банками реального сектора экономики».

И в то же время «рост собственного капитала и снижение неработающих кредитов приведут к пересмотру и оптимизации действующих стратегий и бизнес-моделей банков, в результате которых ожидается повышение активности банков в кредитовании, в расширении и развитии новых и эффективных видов банковских услуг».

Следуя рекомендации Нацбанка РК, мы ознакомились с текстом  «Постановления No129 от 30 июня 2017 года «Об одобрении Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора Республики».    Из этого обширного документа реальный интерес представляет только оценка регулятором текущего состояния и структурных проблемы банковского сектора. Поэтому позволим себе подробно  процитировать этот раздел:

По состоянию на 1 июля 2017 года ссудный портфель (основной долг) банковского сектора составил 15 533,3 млрд. тенге.

Займы с просроченной задолженностью составили 28,3% (4 392,3 млрд. тенге) от ссудного портфеля, при этом займы с просрочкой свыше 90 дней (NPL) составили 10,7% (1 663,0 млрд. тенге).

Справочно: на 01.05.14г. максимальная доля NPL составляла 33,7% ссудного портфеля.

Несмотря на текущий уровень неработающих займов в ссудном портфеле банков, корректировка курса тенге и ухудшение макроэкономических условий (снижение цен на основные экспортные позиции страны), снизили кредитоспособность большинства клиентов банков. Так, обследование крупных предприятий реального сектора экономики показывает:

  • снижение экономической активности в 2016-2017 годах

В 1 квартале 2017 года наблюдалось значительное снижение объемов производства. Инвестиционная активность предприятий в 1 квартале 2017 года ухудшилась: доля предприятий, нефинансировавших инвестиции увеличилась до 32,9%. При этом, доля предприятий, использовавших в этих целях собственные средства, уменьшилась до 64,1%.

  • ухудшение финансово-экономического состояния предприятий

Рентабельность продаж предприятий реального сектора уменьшается с 2015 года и в первом квартале 2017 года составила 20,7% (в первом квартале 2015 – 31,6%). Доля убыточных и низкорентабельных предприятий в первом квартале 2017 года увеличилась до 25,3% (в первом квартале 2015 – 22,7%). Доля низколиквидных предприятий увеличилась до 36,3%».

Далее Национальный банк РК делает вывод:

«Сохранение высокого уровня проблемных займов на балансе банков продолжает оставаться одной из основных проблем, сдерживающих кредитную активность банков. Последние обследования кредитного рынка показывают, что, несмотря на созданные условия по оздоровлению ссудного портфеля, большинство банков не ожидают значительного улучшения качества ссудного портфеля. Так, в 1-м квартале 2017 года более 65,6% банков прогнозирует, что качество ссудного портфеля останется без изменений, 12,5% респондентов ожидают ухудшения и 21,9% – некоторого улучшения качества ссудного портфеля.

Ухудшение качества ссудного портфеля приводит к снижению риск-аппетита у банков, что подтверждается низким уровнем одобрения кредитных заявок. Большинство банков не прогнозируют увеличение количества одобренных кредитных заявок. Ссудный портфель за 5 месяцев 2017 года уменьшился на 116,7 млрд.тенге».

Ну а дальше следует сенсация – признание того, что отчетность банков о неработающих кредитах не соответствует реальному положению дел, и что Национальный банк РК с этим ничего не мог (не хотел) поделать. Процитируем:

«Нестабильность финансового состояния заемщиков, значительное снижение темпов возврата просроченной задолженности ввиду падения спроса на покупку залоговых объектов по текущим рыночным ценам, высокая стоимость фондирования в национальной валюте для банков, переоценка валютной части ссудного портфеля приводит к увеличению размера неработающих займов и оказывает давление на капитал банков. При этом реальный уровень неработающих займов скрывается за счет реструктуризации займов и их списания за баланс».

Надо отдать должное новому руководству Национального банка РК:  оно хотя бы в своих документах не пытается заболтать проблему, а делает жесткий и нелицеприятный вывод:

«В условиях снижения темпов экономического роста реструктуризация, по сути, стала единственным доступным инструментом для банков по снижению долгового бремени с заемщиков.

В этих условиях потенциальный объем неработающих займов может быть выше. Национальный Банк провел выборочный анализ крупнейших займов банковской системы, который показал, что сумма потенциального NPL, с учетом реструктурированных займов составляет порядка 25% от ссудного портфеля банков.

Проблема высокого уровня неработающих кредитов усугубляется низким качеством залогового обеспечения банков в виде имущества и денег, поступающих в будущем, договоров страхования, имеющих множество оснований для отказа в страховой выплате; гарантий физических лиц и небольших предприятий. В отдельных банках доля подобных займов превышает 80% их ссудного портфеля.

Отдельными банками широко практикуется предоставление займов лицам, с точки зрения закона прямо не имеющим признаков связанности, но косвенно связанным с акционерами или должностными лицами банка. Часть подобных займов является невозвратной.

Замораживание и откладывание решения вышеназванных проблем на более поздние сроки, как это наблюдалось в предыдущие годы, приводит к значительному нарастанию системных рисков в банковском секторе.

Распространение этих практик стало возможным из-за множества институциональных недостатков, связанных с низкой ответственностью аудиторов и оценщиков за качество отчетности, отмены надзорного суждения при оценке кредитного риска и усиления роли самих банков при формировании провизий в соответствии с МСФО».

После этого самобичевания идет описание предложений со стороны Национального банка РК:

«Решение всех указанных проблем и адекватное отражение их в финансовой отчетности и в регуляторной политике Национального Банка потребует усиление надзорного мандата регулятора по всем указанным  направлениям.

Несмотря на серьезность структурных проблем банковского сектора, эффективное решение остается недоступным, так как Национальный Банк ограничен законодательством вправе применения суждения по обесценению актива, и вынужден полагаться в решениях на сведения банков. В законодательстве отсутствуют критические элементы механизмов выявления и разрешения несостоятельных банков, без которых регуляторные действия могут спровоцировать системные риски.

В этой связи требуется усиление регуляторно-надзорного мандата Национального Банка, закрепив на законодательном уровне требования по оперативному контролю и применению риск-ориентированного надзора. Эта задача будет реализована посредством внедрения риск-ориентированного надзора для банков и эффективного режима урегулирования несостоятельных банков, в соответствии с лучшей практикой и рекомендациями международных организаций. В частности, такой режим предусматривает предоставление регулятору необходимых инструментов для принятия решений в отношении проблемных банков, включая право на мотивированное суждение о качестве его активов и требуемых провизий. А также право на применение методов реструктуризации проблемных банков по своему усмотрению. Только в этом случае можно рассчитывать на быстрое урегулирование несостоятельных банков с минимумом потерь для государства».

Собственно сама «Программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора» излагается в разделе 4 документа.  Мы не видим смысле пересказывать и комментировать ее отдельно, поскольку она является развитием и детализацией идей, намерений и предложений,  изложенных в  процитированных нами выше абзацах. Отметим только, что при всем своем профессионализме она подтверждает мудрость Козьмы Пруткова: «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя».

Потому мы так считаем? Потому что Национальный банк РК так и не смог выйти за пределы своих полномочий, сферы ответственности и функций, а ведь банковская система является частью национальной экономики, и ее проблемы во многом вторичны по отношению к последней.

Именно по этой причине практическая ценность «Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора» если не равна нулю, то близка к ней, а ее успешное выполнение, в возможности которого  мы сильно сомневаемся, никак не отразится на благосостоянии казахстанцев. Максимум, что она позволит сделать, так это существенно сократить число казахстанских банков второго уровня, ужесточить административный надзор за ними и создать иллюзию того, что формализация подхода регулятора   способна качественно изменить сектор.

И это не считая подозрений, что «Программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора» вообще была инициирована и   запущена только для того, что хоть как-то отвлечь внимание рынка от щедрого подарка Акорды «Народному банку Казахстана»  – мы имеем в виду 2,4 триллиона тенге, потраченные на  спасение «Казкоммерцбанка».

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *