Кому мешает Булат Утемуратов

Обострение  противоречий внутри казахстанской элиты в период транзита принимает порой причудливые формы. “Баталии” идут уже не так, как раньше – исключительно “под ковром”. Они выносятся на публичное поле. Причем международное.

Ранее мы уже прогнозировали резкое обострение внутриклановых противоречий в ближайшем окружении казахстанского президента. По нашему мнению, оно неизбежно по той простой причине, что на кратное сокращение легальных, полулегальных и теневых доходов правящей элиты в последние годы,  которое само по себе  спровоцировало ужесточение борьбы за доступ к источникам доходов, теперь накладываются многочисленные разногласия, связанные с предстоящим транзитом верховной власти в стране от Нурсултана Назарбаева к его преемнику (преемникам).

В результате внутриэлитное противостояние в Акорде приобрело непривычные в Казахстана формы, когда за решетку из-за межклановых разборок отправляется бывший премьер-министр, а  уголовные дела против министров, областных акимов и других высокопоставленных государственных служащих, в том числе «силовиков»,   становятся обыденным делом. Более того, внутриэлитное противостояние начало «выплескиваться» наружу, когда участники той или иной «баталии»   негласно используют в своих интересах зарубежную прессу и правосудие.

Ниже публикуем перевод двух недавних публикаций на  ресурсе «Opensourceinvestigations.com», в которых «серый кардинал» Булат Утемуратов, один из самых близких к Нурсултану Назарбаеву людей, в прошлом крупный чиновник, а теперь бизнесмен и миллиардер, обвиняется в попытке «репрессировать» так называемую «евразийскую тройку», то есть миллиардеров  Патоха Шодиева, Алиджана Ибрагимова и Александра Машкевича,  с целью отобрать у нее (у них)  активы.

Причем якобы Булат Утемуратов использует для этого органы правосудия Бельгии.

По нашей оценке, похоже, что публикации на «Opensourceinvestigations.com» инспирированы людьми, близкими к «евразийской тройке». Однако в данном случае интерес представляют не сами по себе «обвинения», выдвинутые против Булата Джамитовича, а попытка авторов текста связать бывшего первого помощника казахстанского президента  с Мухтаром Аблязовым. Эта попытка сильно напоминает практику внутриполитической борьбы в СССР в двадцатых – пятидесятых годах прошлого века, когда оппоненты, как правило, обвинялись в преступных связях с «врагами народа».

Происходящее означает, что Нурсултан Назарбаев постепенно теряет контроль над правящей элитой и уже не может (не способен)  обеспечить соблюдение ими негласных правил «игры» в Акорде. Именно поэтому следует ожидать дальнейшего ужесточения внутриэлитного противостояния в Казахстане, его перехода в открытые внутриэлитные «войны», а также «выплескивания» его за пределы республики. Причем (и это важно) не только в форме информационных атак, но и попыток заручиться поддержкой иностранных правительств и иных госструктур, групп влияния и прессы.

Первую статью в оригинале можно прочитать по этой ссылке.

Ниже наш  перевод этой статьи на русский язык.

Как работает пропаганда: первый «Казахгейт»

 В августе 1999 года в парижском отеле Royal встретились пятеро: Булат Утемуратов, казахский олигарх и правая рука Нурсултана Назарбаева, Григорий Лучанский, российский олигарх, по слухам, связанный с русской мафией, Шабтай Калманович, бывший генерал КГБ, Пьер Делез, бельгийский полицейский, специализировавшийся по русской мафии, и Эрик ван де Веге, бельгийский мошенник, сотрудничавший с русскими бандитами, ультра-правыми активистами, торговцами оружием и людьми.

Пятерка собралась, чтобы разработать план по захвату бизнеса компании «Трактебель» в Казахстане. Эта бельгийская энергетическая корпорация недавно пришла на казахстанский рынок, где создала совместное предприятие Almaty Power. Предприятие создавалось в тандеме с тремя олигархами, также близкими к Назарбаеву, – Патохом Шодиевым, Алиджаном Ибрагимовым и Александром Машкевичем, известными как «Трио». «Трактебель» владела 55% СП, «Трио» принадлежали оставшиеся 45%.

Чтобы осуществить захват Almaty Power, Утемуратову и Лучанскому была необходима помощь Эрика ван де Веге, чьей задачей было привлечение бельгийских журналистов для запуска публичной кампании против «Трио». Шодиев, Ибрагимов и Машкевич должны были предстать перед публикой как связанные с русской мафией люди, деятельность которых расследуются бельгийскими властями. Ван де Веге должен был дать журналистам документы и информацию, необходимую, чтобы представить «Трио» в негативном ключе. Предполагалось, что затем Утемуратов использует опубликованные в Бельгии статьи, чтобы убедить Назарбаева в необходимости конфисковать долю «Трио» в Almaty Power и передать ее самому Утемуратову или же его бизнес-партнеру Григорию Лучанскому.

 Клиенты

Этот тщательно продуманный план служил интересам Утемуратова и Лучанского. Если все пройдет успешно, они смогут установить контроль над Almaty Power и избавиться от некоторых своих конкурентов в Казахстане.

В 1992 году Утемуратов стал генеральным директором Торгового дома Казахстана в Австрии. В его обязанности входило убеждение австрийских чиновников в необходимости предоставления кредитов только что получившему независимость Казахстану. Офис торгового дома находился в здании австрийской компании Nordex, возглавляемой Григорием Лучанским. Фактически Nordex являлся фасадом для русской мафии, которая использовала компанию для отмывания денег. (В итоге, Лучанскому был запрещен въезд в Австрию и в ряд других западных стран; он нашел себя в качестве агента российского гиганта «Газпром»).

Лучанский создал совместное предприятие на основе Kazakhstan Trading House Gmbh и Nordex Gmbh, чтобы получить мзду за реализацию проекта по предоставлению австрийских кредитов Казахстану.

Впоследствии Утемуратов стал послом Казахстана в Швейцарии (с 1996 по 1999 годы). С помощью своих связей он обеспечил получение женевским судьей документов, которые предположительно доказывали выплату «комиссий» в размер 55 млн долларов бывшему премьер-министру Казахстана компанией «Трактебель».

С этого момента начинается швейцарское расследование, которое распространилось и на Бельгию: получив информацию от своих швейцарских коллег, бельгийские власти начали расследование возможной схемы отмывания денег (согласно документам, часть средств, незаконно полученных казахстанскими властями, отмывалась в Бельгии).

По слухам, именно Шодиев, Ибрагимов и Машкевич, которые в тот момент уже проживали в Бельгии, приобрели бельгийскую недвижимость для бывшего премьер-министра Казахстана и его жены, помогая им, таким образом, отмыть деньги, полученные от компании «Трактебель» за Almaty Power.

Что касается судебного расследования, проводимого в Швейцарии и Бельгии, у Утемуратова на руках было как минимум несколько документов, которые можно было использовать против «Трио». Однако, чтобы воспользоваться ими, ему была необходима помощь бельгийца с хорошим знанием бельгийской мафии. Таким человеком стал Эрик ван де Веге.

Преступный гений Бельгии

Если Утемутаров и Лучанский являлись «членами совета директоров» данной операции, то ван де Веге был ее «генеральным директором». В его обязанности входил рекрутинг бельгийских журналистов для организации скандала, который должен был лишить «Трио» всего бизнеса или, на худой конец, Almaty Power.

Ван де Веге удалось привлечь двух известных журналистов-расследователей: Филиппа Брюза и Алан Лаллеман (Брюз умер в 2016 году).

Ван де Веге вполне успешно справился со своей задачей: в сентябре 1999 года он сообщил Лучанскому, что в Бельгии (конкретно в газете Le Soir) должны были выйти статьи, рисующие «Трио» в неприглядном свете. По информации ван де Веге, Брюз обещал публиковать статьи через каждую неделю.

 На передовой

Брюз мертв, поэтому о нем мы ничего говорить не будем. Сосредоточимся на Алане Лаллемане, известном бельгийском журналисте-расследователе, пишущем для газеты Le Soir.

Свой первый опус, посвященный «Трио», Лаллеман опубликовал 27 декабря 1999 года. В статье под названием «Трактебель: два триллиона в трубопроводе мафии» говорится, что «Трио» связано с русской мафией, дается информация о швейцарском и бельгийском расследовании в отношении компании – как и хотели Утемуратов, Лучанский и ван де Веге.

На следующий день, 28 декабря 1999 года, Лаллеман издал новую статью «Брюссельская прокуратура расследует «Казахгейт». В качестве названия для расследования он придумывает слово «Казахгейт» (которое он будет использовать и в дальнейшем). Таким образом, он представляет расследование как нечто очень важное, подобное самому «Уотергейту». Также впервые упоминаются Шодиев, Ибрагимов и Машкевич. Следуя указаниям ван де Веге, Лаллеман пишет, что «Трио» связано с русской мафией.

Через месяц, 26 января 2000 года, Лаллеман представил новую статью «Казахстанские «грязные» деньги переведены в «Трактебель», в которой показания меняются: он связывает «Трио» уже не с русской мафией, а с КГБ. Наконец, 28 июня 2000 года Лаллеман пишет, что Almaty Power перешла к Лучанскому. Так что план, в конце концов, сработал. У ван де Веге были все основания праздновать победу.

Лаллеман так и продолжал писать о «Трио», рассказывая о связях то с русской мафией, то с КГБ, то и с теми, и с другими одновременно. 10 мая 2001 года он признал, что информацию о «Казахгейте» черпал у ван де Веге: «Все бельгийские журналисты, занимавшиеся расследованиями, слушали и Делеза, и ван де Веге – оба были неиссякаемыми источниками информации».

Эпилог

В июне 2011 года, когда следствие продолжалось уже 11 лет, Шодиев, Ибрагимов и Машкевич заключили с бельгийскими властями соглашение. (Информация о деталях соглашения здесь).  История с «Казахгейтом», казалось, подошла к концу.

Однако это было не так. Новый скандал разразился в 2012 году, затем опять в 2014 – на этот раз по поводу того самого соглашения, которое было заключено между «Трио» и бельгийской прокуратурой. Видимо, кое-кому в Казахстане не понравилось, что «Трио» вышло сухим из воды. Возможно, Утемуратов все еще имел зуб на Шодиева. Некоторые утверждают, что за новым «Казахгейтом» стоит один из «воспитанников» Утемуратова, Мухтар Аблязов.

Как бы то ни было, и ван де Веге, и Лаллеман вернулись к бурной деятельности. Лаллеман продолжает публиковать журналистские «расследования» о «Трио». Все выглядит так же, как и в 1999 – 2000 годах, с одной (важной) поправкой – на этот раз в историю втянуты бельгийские политики. О таком Утемуратов и Лучанский даже надеяться не могли, встречаясь в 1999 году в Париже.

…И вторую статью в оригинале можно прочитать по этой ссылке.

Ниже наш перевод на русский.

Продолжение «Казахгейта»: от Булата Утемуратова к Мухтару Аблязову

Кто стоит за скандальным расследованием «Казахгейт» в бельгийских СМИ? В предыдущей статье мы назвали имя казахстанского олигарха Булата Утемуратова, стоявшего у истоков расследования в конце 1990-х – начале 2000-х годов.

Другим центральным персонажем в разыгрываемой драме является Мухтар Аблязов, близкий к Утемуратову казахский олигарх, в настоящее время проживающий во Франции. По данным, опубликованным недавно французским новостным бюллетенем Intelligence Online, некоторые представители так называемой «комиссии по расследованию», предположительно, желают вступить с Аблязовым в переговоры.

Если это так, мы имеем дело с комиссией, которая, волей или неволей, готова занять определенную позицию в войне между двумя группами казахстанских олигархов, начавшейся  десятки лет назад.

Кто такой Мухтар Аблязов?

Аблязов, уроженец и коренной житель Казахстана, разбогател в 2005 году, став владельцем и председателем совета директоров крупнейшего банка Казахстана «БТА». В декабре 2004 года бывший владелец банка Ержан Татишев умер при сомнительных обстоятельствах в результате несчастного случая во время охоты: он был застрелен (предположительно, по ошибке) бывшим бандитом . После этого Аблязов вынудил вдову Татишева продать ему свой пакет акций, став, таким образом единственным владельцем банка.

В этой роли Аблязов приступил к созданию сети офшорных компаний, с помощью которых вывел из банка миллиарды долларов. Казахстанское правительство раскрыло эту схему в 2009 году, когда «БТА» был национализирован. По данным казахстанской прокуратуры, Аблязов вывел 7,5 млрд долларов через сеть фиктивных компаний.

Из-за начатого в 2009 году расследования Аблязов сбежал из Казахстана в Великобританию. В августе 2009 года начался первый из 11 процессов банка «БТА» против Аблязова в Верховном суде Великобритании.

В 2011 году на время процесса Великобритания предоставила Аблязову политическое убежище. В 2012 году Высокий суд Лондона постановил, что «БТА» управомочен требовать от Аблязова и его партнеров активы на сумму 2 млрд долларов. Позднее этот же суд предпишет Аблязову и партнерам выплатить банку дополнительные 1,5 млрд долларов.

В то же время, в начале 2012 года Лондонский суд приговорил Аблязова к 22 месяцам тюрьмы за «серьезное» и «бессовестное» неуважение к суду, когда тот попытался скрыть активы на сумму более 34 млн фунтов от кредиторов из «БТА».

Спасаясь от угрозы тюрьмы в Великобритании, Аблязов уехал во Францию по паспорту, выданному Центральной Африканской Республикой. В июле 2013 года он был арестован французскими властями.

В 2014 году французский суд принял решение разрешить властям экстрадировать Аблязова в Россию, где его обвиняли в тех же преступлениях, что и в Казахстане, поскольку отделения у «БТА» были также в России и Украине. Однако в декабре 2016 года Госсовет Франции отменил решение суда и выпустил Аблязова на свободу.

Наконец, также в 2014 году, Великобритания лишила Аблязова статуса политического беженца.

Итак, Мухтар Аблязов – олигарх, совершивший крупное мошенничество. Несколько раз он был приговорен британским судом (в том числе к тюремному заключению за неуважение к суду). А в Британии, как известно, правосудие вершится по очень высоким стандартам.

 Мухтар Аблязов и Булат Утемуратов

По словам профессора Себастьяна Пейруза (Sebastien Peyrouse) из Университета Джорджа Вашингтона, написавшего крупное исследование о неопатримониальных принципах режима Назарбаева, в Казахстане, начиная с 1990-х годов, соревнуются два чиновничьих клана, представляющих разные, иногда даже противоположные интересы. Один из них возглавляет Булат Утемуратов. Шодиев, Ибрагимов и Машкевич (среди других) входят во второй клан.

«Соперничество между этими кланами разыгрывается вокруг горнорудного сектора. Возможности Утемуратова здесь конкурируют с возможностями Машкевича, чья «Евразийская корпорация природных ресурсов» (ENRC) представлена и на африканских рынках, где ведет свою деятельность Glencore […]. Чтобы выиграть это соревнование в публичном пространстве, Утемуратов разыгрывал националистическую карту, надеясь собрать под своей эгидой тех казахстанских олигархов, которые выступали против преобладающего влияния «коллег» неказахского происхождения. Мухтар Аблязов являлся частью этого альянса (до того как он впал в немилость), вследствие чего Утемуратов выкупил значительную часть его бизнеса и коммуникационной империи […].” (365=366)

Иными словами, Аблязов является «воспитанником» Утемуратова и, до определенной степени, его «протеже». В конце концов, когда Аблязов бежал из Казахстана, именно Утемуратов приобрел его компании, предположительно, чтобы уберечь их от конкурентов.

И Аблязов, и Утемуратов принадлежат к ультра-националистическому лагерю казахстанских олигархов, открыто конфликтующих с Шодиевым, Ибрагимовым, Машкевичем и им подобными – теми, кто, вследствие их неказахского происхождения, считаются врагами, а не просто бизнес-конкурентами.

 Ультра-правые связи

Неприязнь Аблязова к Шодиеву, Ибрагимову и Машкевичу очевидна. К примеру, 17 мая 2017 года он поделился на своей странице в Facebook публикацией Айдоса Садыкова: «Хромтау – небольшой городок в Актюбинской области. В 90-е был приватизирован группировкой Машкевича, Шодиева и Ибрагимов. Так называемая «евразийская группа» выкупила у государства единственный в стране хромовые рудники. На всем постсоветском пространстве хром добывался только в двух местах: в Хромтау и Петрозаводске (Карелия, Россия). С тех пор «Казхром» принадлежит гражданам Израиля, Бельгии и Узбекистана».  (Шодиев и Ибрагимов – узбеки с бельгийским гражданством; у Машкевича израильское гражданство).

Аблязов комментирует: «Все правильно пишет Айдос. Хотел бы добавить, что все эти предприятия достались этим собственникам бесплатно еще в середине 90-х годов. Почему? Потому что их деловым партнером и совладельцем является президент Нурсултан Назарбаев.
Вы не найдете нигде информацию, чтобы эта группа заплатила за активы сотни миллионов долларов в бюджет страны. Это просто украденные у страны предприятия. На этих активах, манипулируя акциями этих предприятий, используя свое служебное положение, Назарбаев и К украли миллиарды долларов из Национального фонда. И платят за работу на этих предприятиях гроши работникам».

«Националистический» и «популистский» – так можно охарактеризовать тон публикации Аблязова: Шодиев, Ибрагимов и Машкевич – иностранцы, не коренные уроженцы Казахстана. Они не достойны владеть казахстанской собственностью, которую они украли у казахстанского народа, не заплатив за это ничего. К тому же они эксплуатируют труд бедных казахстанских рабочих. Что это как не квази-фашистская пропаганда?

Ультра-правые взгляды Аблязова также проявляются в том, как он тратит свои деньги. К примеру, он финансировал деятельность Дмитрия Демушкина, российского экстремиста, в свое время арестованного за празднование дня рождения Адольфа Гитлера и недавно приговоренного к двум с половиной годам лишения свободы за распространение в сети экстремистских материалов. Демушкин является лидером запрещенных в РФ движений «Русские» и «Славянский союз», председателем оргкомитета Партии националистов.

Также Аблязов поддерживал тесные связи с Александром Поткиным, который, предположительно, управлял активам Аблязова в России. Поткин – хорошо известный русский националист, бывший лидер Движения против нелегальной иммиграции.

Судя по всему, Аблязов участвовал в финансировании межэтнических столкновений в Кыргызстане в 2010 году, когда около полумиллиона этнических узбеков в течение всего двух дней превратились в беженцев. По слухам, он финансировал тех, кто убедил киргизов убивать своих соседей, если те были другой национальности.

 И снова Бельгия

Между Аблязовым и Утемуратовым, человеком, организовавшим первый «Казахгейт» в 1990-е годы, существует очевидная связь. Команда Утемуратова, в которую входят Эрик ван де Веге и журналист Le Soir Алан Лаллеман, продолжает действовать активно.

Существует также достаточно доказательств ненависти Аблязова к Шодиеву, Ибрагимову и Машкевичу – не только потому, что те являются его (и Утемуратова) бизнес-конкурентами в Казахстане, но и, что более важно, потому что сам Аблязов придерживается ультра-правых взглядов. Он ненавидит их просто потому, что они не казахи. В его представлении, они – недочеловеки, которые заслуживают той же судьбы, что узбеки в 2010 году в Кыргызстане.

Если считать верной информацию, опубликованную Intelligence Online, можно сказать, что бельгийская парламентская комиссия, волей или неволей, готова открыто отстаивать интересы худшей когорты казахстанских олигархов – тех, чья добытая мошенническим путем экономическая власть сосуществует в тандеме с квази-фашистской идеологией. Между тем, те, кто добился изменения бельгийских законов, чувствуют себя прекрасно. И никто их не беспокоит.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *