За кулисами выборной гонки в Кыргызстане

В воскресенье в Кыргызстане состоятся выборы президента. Накал страстей достиг своего апогея, однако можно уверенно сказать, что повторения кровавых событий не будет, а решат судьбу  выборов голоса представителей национальных  общин. Более того, большинство опрошенных экспертов считает, что победитель определится уже в ходе первого тура.

В этот раз президентская кампания фактически стартовала в феврале, намного раньше, чем было объявлено ее официальное начало. Непосредственно до  выборов дошли 12 кандидатов (сейчас осталось 11, а в 2011 году их было 16), из которых, как мы и предполагали в статье Кыргызстан. На старте президентской гонки,  основная борьба развернулась между выдвиженцем от власти Сооронбаем Жээнбековым (СДПК) и Омурбеком Бабановым (партия «Республика»).

Политические перспективы двух других претендентов, имевших по сравнению с остальными большие шансы на победу, а именно Темира Сариева и Бакыта Торобаева сложились по-разному.

Бакыт Торобаев  снял свою кандидатуру и поддержал Омурбека Бабанова. Данный шаг в итоге оказался для него проигрышным, так как их тандем все же проиграет и, скорее всего, уже в первом туре. Более того, в случае проведения второго тура, на Омурбека Бабанова может быть заведено уголовное дело за попытку дестабилизации обстановки в стране, и в этом случае Бакыт Торобаев пойдет с ним «прицепом». Однако этот сценарий маловероятен, так как второго тура просто не будет.

Наблюдатели отмечают, что убедить Бакыта Торобаева снять свою кандидатуру, было нелегко, и он интуитивно сопротивлялся этому решению, однако его «уговорили, а потом кинули». То есть ему не хватило политического опыта, а его советники не смогли просчитать негативные последствия этого шага для его политической карьеры. Однако вне зависимости от этого Бакыт Торобаев остается перспективным политиком, имеющим хорошие политические перспективы на будущее.

В отношении Темира Сариева можно сказать, что он, как мы ранее и предполагали, пошёл на компромисс с действующей властью, так что голоса его избирателей могут потребоваться опять же в случае проведения второго тура выборов.

При этом при победе Сооронбая Жээнбекова в первом туре Темир Сариев получит минимум политических дивидендов, и его политическая карьера может пойти на убыль, так как его амбиции в очередной, далеко не в первый раз, явно превысили конкретно достигнутые результаты.

К тому же преданная кыргызскими спецслужбами  огласке запись телефонного разговора Темира Сариева с казахстанским олигархом Булатом Утемуратовым также явно не способствовала повышению его рейтинга в целом, как самостоятельного политика.

Опрошенные эксперты по-разному оценивают рейтинги двух основных претендентов, однако единогласно указывают на то, что череда явных ошибок со стороны Омурбека Бабанова весьма серьёзно и объективно снизила его шансы на победу, и параллельно с этим заметно укрепились позиции Сооронбая Жээнбекова. Понимание этого позволяет сделать два важных вывода:

  • во-первых, в этот раз выборы президента пройдут без массовых беспорядков, способных в очередной раз утопить Кыргызстан в крови,
  • во-вторых, в сложившейся ситуации шансы Жээнбекова объективно  всё же выше.

Нелишне напомнить, что начало  президентской гонки происходило в весьма неблагоприятных для действующей власти условиях. Прежде всего, было очевидно, что у СДПК на местах недостаточно сильные позиции. После выборов в органы местного самоуправления, состоявшихся в декабре 2016 года, долгое время в нарушение по срокам действовавшего законодательства в Айдакене, Кадамжайе, Канте, Кара-Балте, Кемине, Таш-Кумыре и Чолпон-Ате  не были избраны мэры. Членам СДПК просто не удавалось собрать кворум для их избрания – избранные представители оппозиционных партий под различными предлогами, принимавшими порой анекдотичный характер (выезд в день заседания в туристическую поездку в соседнюю страну, например), срывали заседания.

На середину июля реальный рейтинг Сооронбая Жээнбекова не превышал 6%. То есть ситуация была настолько очевидна и не в пользу СДПК, что, если бы выборы были назначены на тот период, никакой административный ресурс не позволил бы Сооронбаю Жээнбекову победить, а попытка фальсифицировать результаты голосования стала бы самоубийственной для действующей власти.

Однако в течение двух последних месяцев Омурбек Бабанов допустил ряд «ляпов», слабо поддающихся логике и общему мнению о профессионализме команды лидера «Республики». В частности в конце сентября в одном из сел Ошской области на встрече с жителями узбекской национальности он допустил неоднозначные заявления, которые сейчас проходят экспертизу на предмет наличия в них признаков попыток спровоцировать межэтническую рознь. Возможно, если  возникнет необходимость во втором туре, это обстоятельство будет разыграно в нужном для действующей власти варианте.

Но возможно необходимости в этом и не возникнет, так как состоявшийся 5-6 октября официальный визит Алмазбека Атамбаева в Узбекистан и наметившаяся  положительная динамика в киргизско-узбекских отношениях использованы действующей властью в свою пользу. Вопрос поддержки избирателей узбекской национальности кандидата от власти  во многом решен.

Не в пользу Омурбека Бабанова стали также задержание и последующий арест депутата Канатбека Исаева, обвиняемого в подготовке «насильственного захвата власти». Его считали человеком из близкого окружения Омурбека Бабанова. В начале октября родственники арестованного обратились к последнему  за помощью и получили ожидаемый отказ – естественно, что единственным возможным вариантом реакции кандидата стало дистанцирование от арестованного.

В этих условиях необходимую помощь могли бы оказать представители действующей власти. Например, в обмен, не только на переход представителей семейного клана арестованного на сторону кандидата от власти, но и проведение ими агитации в его пользу  в районе проживания. Напомним, что в Кыргызстане избиратели голосуют согласно географической и родоплеменной принадлежности.

Примечательно, что 6 сентября должны были состояться первые слушания по делу Канатбека Исаева, но в суд его не привезли. По всей видимости, идёт своего рода «торг», так как в случае дачи им показаний против Омурбека Бабанова это обстоятельство  еще более ослабит его позиции. Но это потребуется, опять же, только в случае проведения второго тура. В этом случае, накал страстей возрастет ещё более, и  Омурбек Бабанов столкнется уже с угрозой не только потерять парламентскую фракцию, но и бизнес, имущество и реально оказаться за решёткой.

Встреча с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, состоявшаяся 19 сентября, принесла Омурбеку Бабанову больше вреда, чем пользы.

Эта встреча стала поводом для резких словесных выпадов  Алмазбека Атамбаева в адрес властей соседнего Казахстана. В ответ казахстанская сторона ужесточила работу пограничных пунктов пропуска, в результате чего на кыргызско-казахстанской границе выросли многокилометровые очереди из автомобилей и людей, условия стояния в которой далеки от нормальных. Данное обстоятельство пиарщиками умело обращено против Омурбека Бабанова и способствовало ещё большему снижению его рейтинга накануне дня голосования.

Трагическая смерть в ДТП 7 октября вице-премьера Кыргызстана Темира Джумакадырова, курирующего силовой блок и являвшегося руководителем предвыборного штаба Сооронбая Жээнбекова, могла стать поводом для еще большего обострения казахстанско-кыргызского политического конфликта. Был соблазн обвинить в его смерти казахстанские спецслужбы, чья активность на территории соседнего государства не один раз была поводом для скандалов. Однако опрошенные эксперты указали, что от этой попытки отказались по той причине, что объективно не удалось бы это ДТП выдать за преднамеренное убийство.

Кроме того, в устранении Темира Джумакадырова не было никакого смысла: несмотря на то, что он был секретарем Совета безопасности КР, полномочия которого были значительно расширены в 2017 году, он так и не стал влиятельным лицом, а  его влияние на ход выборов не было ключевым.

Положительный  результат от встречи Омурбека Бабанова с Нурсултаном Назарбаевым был бы том случае, если бы лидера «Республики» принял не только казахстанский президент, но и российский. Но это было невозможно хотя бы по той причине, что в поддержку Омурбека Бабанова заметную активность после относительного и долгого затишья проявили НПО, финансируемые Западом. Их резкая активизация говорит о том, что в выборы на стороне Омурбека Бабанова финансово вложились доноры из США и ряда стран Европы, а этого не любят в Москве, в связи с чем публичная встреча с Владимиром Путиным  вряд ли могла бы состояться. Тем более что она объективно и не нужна была российской стороне в принципе.

Дело в том, что особенность нынешних выборов заключается в том, что ни один из 11 кандидатов не намерен менять геополитический курс Кыргызстана, изменить его пророссийскую орбиту или вывести его из состава ЕАЭС. По этому поводу в Интернете стал популярным анекдот:

«Выборы в КР. Участвуют: один кандидат, пинками загнавший страну в ТС; два симпатичных гэбиста; «зима не будет»; хамло, тупица и колхозан –  зато фаворит власти; миллионер со спорными активами, замеченный в рейдерстве; базарная женщина; трое срочно оказались в СИЗО. И всех объединяет одно: Россия – наш стратегический партнер».

Такое положение дел устраняет необходимость вмешательства РФ в ход президентской кампании в Кыргызстане. Тем не менее, нельзя сказать, что её результаты безразличны России. Несмотря на то, что ни Сооронбай Жээнбекова, ни Омурбека Бабанова точно нельзя назвать российскими фаворитами, ситуация в Кыргызстане находится на контроле таких влиятельных фигур в Администрации президента, как начальник Управления по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Владимир Чернов и помощник президента Юрий Ушаков.

При этом главный вопрос, волнующий руководство Российской Федерации, состоит не в том, кто из двух фаворитов президентской гонки победит в итоге, а в том, чтобы передача власти прошла без масштабных насильственных действий, очередной кровавой революции, третьей в истории постсоветского Кыргызстана, которую он явно не переживет.

Таким образом, необходимости российского вмешательства объективно не было. Другое дело, что никто не может запретить российским политтехнологам, в том числе  близким к Администрации российского президента, участвовать в кыргызской президентской гонке и, даже будучи выходцами из одной команды, руководить процессом в штабах конкурирующих между собой двух главных кандидатов. И, по всей видимости, с главной задачей – не допустить в ходе выборов массовых насильственных действий они справились блестяще.

В результате разыгранной как по нотам игры за август-сентябрь  был достигнут главный промежуточный результат – кардинально сокращен колоссальный разрыв в рейтингах двух кандидатов, который наблюдался ещё в середине июля. Таким образом, была устранена самая главная угроза нынешней власти – необходимость грубой фальсификации при подсчёте голосов.

Опрошенные эксперты указывают, что всего в выборах примут участие не более 1,8 миллиона избирателей. Скорее всего, даже менее. Голоса кыргызских граждан, проживающих за пределами Кыргызстана, не будут иметь принципиального значения:  голосовать могут только те, кто стал на консульский учёт и сдал свои биометрические данные. Например, в России, таких всего около 18 тысяч человек (0,01% голосов). То есть для того, чтобы получить абсолютное большинство, необходимо, чтобы за успешного кандидата внутри страны было отдано максимум 900 тысяч голосов.

Сегодня гарантированная электоральная поддержка обоих кандидатов находится на уровне плюс-минус по 500 тысяч голосов. Борьба идет за около 800 тысяч избирателей. Из их числа около 15% (примерно 120 тысяч) свои голоса отдадут в пользу остальных 9 кандидатов.

Оставшиеся 680 тысяч голосов  вряд ли будут поровну разделены между двумя кандидатами. В связи с чем резко возрастает ценность работы с национальными общинами, которая, как оказалось, у кандидата от действующей власти была поставлена лучше. Есть основания ожидать, что большинство граждан Кыргызстана узбекской, русской, дунганской и уйгурской национальностей свои голоса отдадут в пользу Сооронбая Жээнбекова.

Так же необходимо понимать, что использование биометрических данных избирателей для предотвращения повторного голосования или заполнения бюллетеней делает невозможным фальсификации в день выборов. Однако знающие эксперты, работающие в иных, более демократичных, странах говорят, что любая электронная система при подсчете голосов  позволяет «накрутить» в пользу нужного кандидата до 11-12% голосов так, чтобы это было незаметно и тем самым  не стало  поводом для массовых беспорядков.

Совокупность приведенных выше различных факторов позволяет предположить, что победа кандидата от действующей власти произойдёт уже в первом туре выборов. Если же всё-таки будет необходимость во втором туре, то «ставки» повысятся в разы, и внутриполитическое состояние Кыргызстана вновь войдет в стадию непредсказуемости.

Читайте также по этой теме:  Кыргызстан. На старте президентской гонки, Карты, деньги, два ствола.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *