Зачем Храпуновых вызвали на допрос

На прошлой неделе Национальное бюро по противодействию коррупции опубликовало на своем сайте уведомление Храпунову В.В., Храпуновой Л.К. и Ильясову А.К. о необходимости лично явиться на допрос в антикоррупционную службу или прислать своих представителей до 15.00 17 октября 2017 года по астанинскому времени.

Поскольку вышеупомянутое «приглашение» так или иначе перепечатали или процитировали чуть ли не все казахстанские печатные и Интернет-издания, плюс, судя по всему, оно было опубликовано в неких швейцарских СМИ, можно не сомневаться, что бывший аким Алматы и Восточно-Казахстанской области и его супруга поставлены в известность, что являются фигурантами уголовного дела.

Причины, по которым Национальное бюро по противодействию коррупции прибегло к публичному приглашению супругов Храпуновых и их «подельника» на допрос, очевидны. Во-первых, последние находятся вне пределов досягаемости казахстанских силовиков, а все предыдущие попытки вернуть их на Родину в принудительном порядке оказались безрезультатными. Во-вторых, подобное приглашение является обязательной стадией процедуры привлечения к уголовной ответственности, иначе суд просто откажется рассматривать дело.

Также очевидно, что Виктор и Лейла Храпуновы на допрос в антикоррупционную службу не явятся. Поэтому предстоящий судебный процесс пройдет без участия главных фигурантов. Соответственно, обвинительный судебный приговор им будет вынесен заочно.

В связи со всеми этими очевидностями возникает вопрос: зачем Акорде подобные судебные процессы, которые ничего кроме имиджевых потерь казахстанским властям не приносят, о чем красноречиво свидетельствуют многочисленные комментарии на эту тему в Интернете?

Прямого ответа на этот вопрос у нас нет. Но мы можем предположить с достаточной долей уверенности, что, помимо необходимости следовать определенным, прописанным в отечественном законодательстве нормам и процедурам, Акорда действует так потому, что хочет использовать приговор казахстанского суда в гражданских судебных исках к Виктору, Лейле и Ильясу Храпуновым, которые уже поданы или будут поданы в зарубежных юрисдикциях. Без этого «аргумента» позиция Республики Казахстан как истца в зарубежных судах выглядит ослабленной.

В то же время давно уже понятно, что эффективность подобного способа преследования тех оппонентов Акорды, которых она сегодня считает опасными для себя, то есть с помощью гражданских исков и (или) возбуждения уголовных дел на территории стран, где те постоянно пребывают, не слишком высока. И, самое главное, требует слишком много времени  и крупных денежных «инвестиций» на оплату услуг юристов. При этом шансы истца на успех минимальны, а вероятность вернуть потраченные деньги вообще равна нулю.

Но, похоже, действовать иначе казахстанские власти не могут, равно как не могут и прекратить преследования, поскольку это для них чревато. В результате Акорда оказывается заложницей собственных внутриполитических и юридических процедур. Ну а поскольку результативность ее борьбы   со своими оппонентами за пределами СНГ крайне низка, о чем свидетельствует недавнее решение Интерпола об исключении из списка разыскиваемых большой группы казахстанцев, включая главного оппонента режима Мухтара Аблязова, получается, что Акорда ослабляет себя сама.

 

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *