Крышка от «ящика Пандоры» у Кремля?

Казахстанско-кыргызский межгосударственный конфликт, начавшийся 7  октября 2017 года с нелицеприятной публичной критики президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым своего старшего по возрасту и сроку пребывания в должности коллеги Нурсултана Назарбаева, продолжается. И конца ему пока не видно.

Судя по всему, политтехнологический маневр Атамбаева, позволивший ему сделать своим преемником на посту главы государства однопартийца Сооранбая Жээнбекова,  стал неким спусковым крючком. Нажав на него, политик, похоже, сам того не желая, открыл «ящик Пандоры», откуда теперь будут регулярно вылетать «черные лебеди» и портить как двусторонние межгосударственные отношения, так и атмосферу внутри ЕврАзЭС.

Причины, по которым казахстанско-кыргызский межгосударственный конфликт будет затяжным, а его разрешение вряд ли станет возможным в ближайшие годы, очевидны. Стороны будут вынуждены продолжать «воевать»,  чтобы, во-первых,  сохранить политическое лицо (имидж) в глазах собственных сограждан, и, во-вторых,  отстоять свои экономические интересы.

Именно поэтому нет смысла преувеличивать значение ранее достигнутой договоренности между казахстанским и кыргызским правительствами о приоритетном пропуске на таможенных постах физических лиц – это уступка общественному мнению и попытка избежать открытого противостояния  на границе. В остальных же проблемных зонах  непонимание продолжится с переменным успехом.

При этом тактика участников будет разной.  В Казахстане «лидер нации» Нурсултан Назарбаев будет держаться как бы над конфликтом, стараясь избежать если не личных контактов, то прямых публичных столкновений с Алмазбеком Атамбаевым и его преемником Сооранбаем Жээнбековым. В то же время последние могут позволить себе выпады в адрес елбасы, причем весьма нелицеприятные.

Причины такой разницы в «поведении» легко объяснить: казахстанский президент негласно позиционирует себя на постсоветском пространстве  как аксакал и, согласно восточному менталитету, не может принимать участие в базарных разборках, разве что в качестве арбитра. Тогда как для кыргызских президентов, и нынешнего, и будущего, использование вербальных выпадов а-ля Лукашенко неизбежно  в силу экономической слабости страны.

Те же самые обстоятельства будут определять и тактику противостояния правительств двух государств. Бакытжан Сагинтаев и его подчиненные станут держаться строго в рамках протокола, но при этом максимально задействуют административные, правовые и экономические рычаги давления на кыргызских предпринимателей и государственные структуры. В свою очередь Сапар Искаков и его преемники будут «зажигать», что они уже и начали делать, отказавшись от 100 миллионов долларов  казахстанских денег на развитие таможенной инфраструктуры.

В подтверждение наших прогнозов сошлемся на официальные пресс-релизы, размещенные на сайте казахстанского правительства 25 октября 2017 года.

В первом из них с названием: «Б. Сагинтаев принял участие в заседании Евразийского межправительственного совета в Ереване», премьер-министры других государств – членов ЕвраЗЭС» даже не названы по фамилиям – видимо, чтобы не упоминать Сапара Исканова.

Стало ли это результатом субъективного раздражения Бакытжана Сагинтаева по итогам двухчасовой перепалки со своим кыргызским коллегой перед заседанием или демонстрацией пренебрежения к нему уже в рамках негласной линии Акорды, по факту уже не так важно. Важно другое: Казахстан на двести процентов использует свое геополитическое положение как транзитного для Кыргызстана государства в направлении России.

Об этом свидетельствует второй пресс-релиз, особенно его спартанская лаконичность.  Он называется: «Бакытжан Сагинтаев прокомментировал меры повышения контроля на границе с Кыргызстаном». Содержание его ненамного больше заголовка, зато весьма информативно (процитируем): «Бакытжан Сагинтаев отметил, что динамика импорта товаров из Китая в государства ЕАЭС говорит о его снижении во всех странах, кроме Кыргызстана, что в свою очередь указывает на недостаточный уровень таможенного администрирования со стороны КР. В этой связи повышение контроля на границе Казахстана направлено исключительно на выявление нарушений со стороны грузоперевозчиков».

Подобные тактики действий в казахстанско-кыргызском межгосударственном конфликте, когда на прямые действия ограничительного или воспрещающего характера одной стороны  другая способна ответить только демонстративными жестами и вербальными выпадами, придает ему базарный оттенок. Конечно, Бишкек может попытаться оказать неформальное давление на казахстанских инвесторов, благо соответствующий опыт в стране имеется, но это   чревато новыми проблемами, уже юридического плана, плюс вовлечением в конфликт более широкого круга граждан.

Очевидно, что после некоего периода эскалации, сторонам придется все-таки договариваться. При этом Акорда и лично Нурсултан Назарбаев наверняка будут настаивать на публичном признании Алмазбеком Атамбаевыс своей неправоты. Но такое маловероятно, поскольку приведет к политическому “самоубийству” не только самого политика, но и его партии.

То же самое касается Сооранбая Жээнбекова. Последний может и хочет урегулировать отношения с соседним государством и его руководителем, но не за счет своего имиджа в глазах соплеменников.

В этих обстоятельствах, главную роль, если не в урегулировании казахстанско-кыргызского межгосударственного конфликта, то в его ослаблении и возможно переводе в режим юридических разборок и бюрократического противостояния на уровне ведомств, может и должна сыграть Россия. Вопрос только в том, захотят ли в Кремле это сделать? Ведь Казахстан в этом конфликте защищает от контрабанды китайских товаров не только свою экономику, но и российскую.

Читайте также: Демарш Атамбаева: кто остался в выигрыше.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *