Диагноз от Fitch: “Мене, мене, текел, упарсин”

20 октября 2017 года рейтинговое агентство Fitch Ratings подтвердило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ) Республики Казахстан в иностранной валюте на уровне “BBB” с прогнозом “Стабильный”.  Очевидно, что в Акорде это расценят как еще одно доказательство верности своей нынешней экономической политики.

По нашему же мнению,  эксперты Fitch Ratings в очередной раз написали на “стене” казахстанской истории крупными красными буквами:  “Мене, мене, текел, упарсин”. То есть казахстанская экономика была “взвешена, измерена, оценена” и “признана недостойной (негодной, легковесной)”.

В доказательство этого тезиса процитируем абзац из отчета о рейтинговом действии (выделения жирным шрифтом сделаны нами): “РДЭ Казахстана, с одной стороны, отражают сильный государственный и внешний балансы, которые подкрепляются значительными государственными сбережениями и существенными чистыми иностранными активами государства, а, с другой стороны, принимают во внимание высокую зависимость от сырьевого сектора, слабые банковский сектор и индикаторы качества управления, а также волатильные макроэкономические показатели в сравнении с сопоставимыми эмитентами с рейтингом “BBB”.

Иначе говоря, Fitch Ratings в очередной раз зафиксировало, что казахстанская экономика опирается, главным образом, на сырьевые, в первую очередь, нефтегазовый, секторы. И именно доходы от последнего позволили Акорде создать в период высоких цен на нефть стратегический денежный резерв, который в последние годы стал главным источником пополнения государственного бюджета.

А это означает, что благополучие госбюджета и соответственно государства в целом зависит в первую очередь, от цен мирового рынка на нефть, во вторую – от достаточности активов Национального фонда РК.  И если начнется обвал нефтяных котировок, снижение добычи и (или) экспорта нефти, не важно по каким причинам (геополитическим, региональным или техническим), Казахстан встанет перед той же проблемой, что и СССР в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века.

Ну и поскольку повлиять на динамику цен мирового рынка нефти Акорда не может, то ей надо решить хотя бы две другие, многократно озвученные тем же  рейтинговым агентством Fitch Ratings и другими рейтинговыми и экспертными структурами проблемы.

Что касается укрепления банковского сектора, то Акорда это уже делает, правда в традиционной для Казахстана форме: помощь государства получают финансовые институты, контролируемые родственниками как самого Нурсултана Назарбаева, так и его ближайших соратников.

А вот проблема качества управления Акордой не решается, а “заговаривается”. На большее ни елбасы, ни верхушка казахстанской правящей элиты пока не готовы из-за страха, что в случае серьезных реформ они могут потерять свое исключительное положение как во власти, так и в экономике.

Именно этот страх в свое время привел к тому, что советская правящая верхушка с опозданием начала реагировать на кардинальные изменения, происходившие в мире под влиянием достижений научно-технического прогресса. И именно поэтому Советский Союз  оказался столь уязвим, когда цены   на нефть рухнули вниз, а бюджетные расходы наоборот выросли в связи с необходимостью финансирования афганской авантюры Кремля.

Поскольку современная казахстанская политическая система и практика сильно напоминает советскую, лишь с поправкой на то, что общенародная собственность оказалась в руках  лиц, обитающих в Акорде, плюс произошел переход на ручное управление всем, чем  можно и чем нельзя управлять государству, можно с уверенностью предсказать, что падение мировых цен на нефть и судорожные попытки это как-то компенсировать приведут к краху. Единственная надежда на то, что это будет крах политической системы, а не государства как такового.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *