Против кого “дружить” будут?

Неформальная встреча 15 марта 2018 года в Астане глав четырех  государств Центральной Азии – Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана и представителя Туркменистана в ранге председателя парламента –  активно обсуждается в прессе. При этом оценки событию даются самые разные – от признания чуть ли не историческим до гаданий, против кого будут «дружить» Нурсултан Назарбаев, Сооронбай Жээнбеков, Шавкат Мирзиеев и Эмомали Рахмон.

В связи с этим считаем целесообразным отметить несколько ключевых моментов.

Во-первых, это неучастие президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. Формально из-за запланированных ранее мероприятий на высшем уровне. По нашей оценке, это отговорка. Однако тот факт, что «Аркадаг» отправил в Астану не только председателя Меджлиса Акджу Нурбердыеву, но и своего сына Сердара Бердымухамедова, который отдельно встретился в Акорде с Нурсултаном Назарбаевым и, видимо, засвидетельствовал тому личное уважение своего отца, свидетельствует о том, что Туркменистан готов участвовать в подобных мероприятиях, но настаивает на каких-то дополнительных преференциях от других участников.

Во-вторых,   проведение таких встречи  стало возможным только благодаря кардинальному изменению внутренней и внешней политики Ташкента, произошедшей после смерти Ислама Каримова и прихода к власти Шавката Мирзиеева. Этот вывод подтверждается также тем, что в других республиках региона никаких серьезных изменений во внутренней и внешней политике за прошедший год не наблюдалось, а последняя встреча   в подобном формате имела место в 2009 году.

В-третьих, тот факт, что первоначально планировалось провести саммит глав пяти государств, говорит о заинтересованности Нурсултана Назарбаева и Шавката Мирзиеева  в создании нового межгосударственного объединения, которое может стать инструментом как внутрирегиональной интеграции, на первых порах исключительно экономической, так и защиты от внешнего давления и даже агрессии.  Однако этому что-то помешало, возможно, отказ Гурбангулы Бердымухамедова приехать в Астану. Но не исключено, что от предложенного формата отказались Сооронбай Жээнбеков и Эмомали Рахмон в силу опасений вызвать негативную реакцию со стороны России.

В-четвертых, намерение участников неформальной встречи на высшем уровне в Астане 15 марта 2018 года встречаться ежегодно, о чем объявил Нурсултан Назарбаев, с одной стороны, свидетельствует об их желании использовать  возможность расширения, углубления и развития межгосударственного сотрудничества в регионе, с другой – о том, что они не видят больших перспектив в многостороннем формате.  Иначе бы главы государств договорились встречаться два или больше раза в год.

В-пятых, большое влияние на будущий формат неформальных встреч глав государств региона окажут интересы ключевых мировых «игроков» –  России, Китая, США и Европейского Союза. Уже очевидно, что Россия будет против, поскольку политическая и экономическая консолидация этих стран неизбежно приведет к тому, что они смогут более настойчиво, жестко и последовательно отстаивать свои интересы, опираясь уже не только на свои силы, но и на поддержку соседей.

Соответственно именно по этой причине США, Китай и Европейский Союз заинтересованы в развитии этого формата. При этом США уже имеют рабочий инструмент для продвижения и защиты своих интересов в регионе – механизм консультаций на уровне министров иностранных дел, условно названный «5+1». Зримым подтверждением резкого повышения интереса Белого дома к Казахстану стал январский визит Нурсултана Назарбаева за океан, в ходе которого он встретился с президентом США Дональдом Трампом, вице-президентом США Майклом Пенсом, несколькими министрами и представителями деловых кругов США.

По нашей оценке, именно по этой причине Нурсултан Назарбаев сразу после рабочей встречи со своими коллегами пожелал успеха на президентских выборах в России Владимиру Путину и вообще всячески демонстрировал, что мероприятие не носило антироссийский характер.

Поскольку следующая рабочая встреча глав пяти государств (Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана) состоится только весной следующего годы в Ташкенте, то, очевидно, что сотрудничество между странами будет по-прежнему осуществляться в двусторонних форматах. А ключевым участником и, пожалуй, даже двигателем останется Узбекистан под руководства Шавката Мирзиеева, который де-факто начал перестройку в своей стране и теперь должен двигаться в этом направлении как можно быстрее, чтобы избежать краха экономики.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *