Бессрочный срок Си

Си Цзиньпин решил открыть себе дорогу к практически неограниченному правлению, – так прокомментировали многие эксперты новость о планах ЦК КПК изменить конституцию Китая, убрав из нее норму, ограничивающую количество сроков для председателя КНР. Эксперты разошлись в оценках последствий этого шага: одни говорят, что это  важно для продолжения начатых  реформ,  другие предупреждают – страна идет к диктатуре.

25 февраля 2018 года китайское информационное агентство «Синьхуа» опубликовало новость о том, что Центральный комитет китайской Коммунистической партии  предложил убрать из конституции страны норму о том, что председатель и заместитель председателя КНР «могут занимать должность не более двух сроков подряд». Это решение окончательно было утверждено на ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей в начале марта.

Лидер КНР обычно занимает три высших поста: председателя КНР (аналог президента в других странах), генерального секретаря Компартии Китая (главный пост, дающий большую часть полномочий) и главы Центрального военного совета, управляющего армией. Формальные законодательные ограничения по срокам существуют только для поста председателя КНР, который по сути не обладает всей полнотой власти. Его основное назначение — дать обладателю статус главы государства, чтобы в случае поездок в другие страны ему оказывали соответствующий прием.

Основная власть в стране принадлежит генеральному секретарю Компартии и ограничений по количеству сроков работы на посту генсека не существует. Но есть устоявшаяся практика смены политических поколений в Китае, которая выглядит так: на съезде Компартии, проходящем перед началом второго пятилетнего срока работы действующего генсека, в состав постоянного комитета политбюро Компартии вводился его преемник, который через пять лет должен сменить его на трех высших постах. Например, сам Си вошел в состав постоянного комитета политбюро в 2007 году, тогда же о нем заговорили как о будущем лидере. К власти он пришел в 2012 году, и должен был покинуть свой пост генсека в 2022 году, передав власть преемнику.

Однако на съезде КПК в октябре прошлого года никто, кто мог бы считаться будущим преемником, в состав политбюро не вошел. Появились первые предположения о том, что председатель Си останется у власти и после 2023 года, эксперты обсуждали различные варианты этого сценария. Но все оказалось проще – Си просто решил снять ограничение сроков для председателя КНР, констатирует Bloomberg.

«В принципе, это было ожидаемо: большинство экспертов говорили о том, что Си попытается выделиться на фоне своих «слабых» предшественников, отказавшихся узурпировать власть и ушедших на покой после десяти лет пребывания во главе партии и страны. Но в какой-то момент появилась надежда, что дело ограничится включением его бесценного идеологического наследия в устав КПК и конституцию. Нет, этого показалось мало», – так прокомментировали новость из Китая аналитики телеграмм-канала «Рисовая лапша».

«Демократизация – ошибочна и фатальна, сменяемость – необходима и укрепляет государство. Такой вывод сделали из распада СССР китайские коммунисты, шокированные тем, насколько стремительно и без какого-либо внутреннего сопротивления рухнул некогда могучий «старший брат». Но прививки хватило меньше, чем на 30 лет», – считают аналитики журнала «Россия в глобальной политике».

«Си Цзиньпин верит в свою миссию и не сомневается, что ему нужно больше времени на воплощение ее в жизнь. Естественно, что он, как и любой руководитель авторитарного склада, убежден, что сам не повторит ошибок других вождей, засидевшихся на своем месте», – пишут они.

«Продление власти Си Цзиньпина – сигнал того, что КНР всерьез нацелился на штурм глобальных вершин, сдержанность в духе Дэн Сяопина более не является основополагающим принципом политики. Следующие почти 10 лет (если Си ограничится третьим сроком, а не нацелится дальше) будут временем окончательного формулирования глобальной миссии Китая и инструментов ее осуществления», – говорится в телеграмм-канале журнала «Россия в глобальной политике».

О какой миссии идет речь? На октябрьском съезде Си поставил целью построить среднезажиточное общество и начать «новый поход» к построению модернизированного социалистического государства. Для достижения цели необходимо, чтобы к 2020 году ВВП увеличился вчетверо против 2000 года, пояснил РБК руководитель Школы востоковедения, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

А старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Игорь Денисов обратил внимание, что на самом деле «новый период социализма с китайской спецификой» – так Си Цзиньпин называет период своего правления – означает и принципиально новую конфигурацию власти. «Контуры ее до конца не ясны, но, скорее всего, она будет строиться не на формальных институтах, а на принципах «политической этики», где главным будет лояльность «сердцевине системы» (титул, выданный Си ЦК КПК), то есть лидеру», – пояснил он газете «КоммерсантЪ».

В свою очередь научный сотрудник Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИИАЭ ДВО РАН Иван Зуенко отметил в беседе с “КЪ”, что «новая эпоха» в Поднебесной, о которой объявил председатель Си, — это отказ от политических практик, связанных с правлением Дэн Сяопина и возвращение к «Китаю Мао Цзэдуна». «Отказ от системы коллективного руководства, от смены поколений лидеров раз в десятилетие, от недопустимости возвращения культа личности», – уверен Зуенко. По его мнению, отказ от ограничений по срокам означает не просто желание генсека удержаться у власти на пять лет больше, чем предполагалось ранее, но «переход к системе пожизненного правления».

Однако пребывание у власти в течение долгого срока таит риски для репутации Си, уверен автор книги «Красный капитализм» Фрейзер Хоуи. «Когда что-то пойдет не так, а так часто случается, винить будут только одного человека», — сказал он Bloomberg.​ И вообще история говорит нам, что одно из главных свойств тех политиков, которых потом чтят и благодарят потомки — умение вовремя уйти.

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *