Чилийский транзит: диктатор, выйди вон!

История транзита власти в Чили — это пример удивительного сплава личной храбрости и политической организации граждан, который позволил не только победить жестокую авторитарную систему, основанную на насилии и пытках, но и создать эффективную модель государственного управления, основанную на демократических принципах.   

Мифы о «диктаторах с человеческим лицом», которые ходят ночами по базарам и интересуются делами простых людей, живут тысячелетиями. Мы по-прежнему восторгаемся сказками «Тысячи и одной ночи», в которых Харун ар-Рашид путешествует по ночному Багдаду в сопровождении своего визиря Джафара, представленного в качестве друга и постоянного спутника халифа. Несколько в тени остается окончание дружбы с «просвещенным диктатором» – Джафар был обезглавлен, а имущество всего семейства конфисковано.  В этом смысле мало что изменилось.

Императоры на час

Практика государственного управления в античных республиках предполагала назначение диктатора – человека, который берет на себя всю ответственность в критический момент и отдает ее после ликвидации угрозы.  В Римской практике таких людей назначали для ведения войны и называли императорами.  Но очень скоро (сюрприз!) императоры подчинили себе политическую жизнь Республики, превратив ее в Империю.

Это классическая история не только потому, что так происходит всегда и везде – независимо от места и времени, но и потому, что она была описана в классической античной литературе. И с тех пор стала основой принципа о разделении властей.

Пиночет. Либеральный царь

История Пиночета выглядит очень необычной. Мифология превратила его в либерального диктатора. Краткий канон этой истории – «честный и справедливый Пиночет спас умирающую страну Чили от анархии, поднял ее с колен, а затем совершенно добровольно оставил свой пост и ушел в отставку. После чего подвергся попыткам преследования за рубежами страны». Получается парафраз: «диктатор сделал свое дело, диктатор может уходить»

О том, как Пиночет делал «свое дело», существует много свидетельств и еще больше толкований.  Но в общем никто не оспаривает сам факт существования диктатуры в Чили в 70-е-80-е годы XX века.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. Пиночет – чилийский государственный и военный деятель, генерал-капитан. Пришёл к власти в результате военного переворота 1973 года, свергнувшего социалистическое правительство президента Сальвадора Альенде. Период правления Пиночета в политическом плане был основан на ограничении гражданских и политических прав, жёстком подавлении оппозиции. Только за один месяц после переворота были убиты 30 тысяч человек. Репрессии, лишение свободы, применение пыток продолжались до конца диктатуры. Одной из известных жертв репрессий стал чилийский певец-бард Виктор Хара.

Однако обстоятельства ухода диктатора со своего поста излагаются обычно «широкими мазками», акцентируя лишь внимание на факте добровольной передачи власти оппозиции. И вот это – настоящее лукавство, потому что транзит власти в Чили стал результатом мощнейшей политической кампании, которая объединила самые разные политические и социальные группы общества. Это привело к фактической изоляции Пиночета и его окружения в мире. Противостоять такому обилию фронтов режим Пиночета просто не смог.

Таким образом, речь шла не столько о наличии (или отсутствии) доброй воли Пиночета, сколько о механизмах выстраивания коалиции интересов и сил, которая вынудила власть пойти на демонтаж авторитарной модели управления страной.

Для того, чтобы оценить эффективность таких механизмов, мы решили проанализировать рассекреченные материалы ЦРУ по этой теме. С учетом того, что именно эта “контора” сыграла большую роль в приходе к власти Пиночета и вообще была далека от приверженности к демократии, мнение ее экспертов особенно интересно.

Как создание «фасадной демократии» позволило консолидировать оппозицию

Сразу после прихода к власти Пиночета политическая система Чили представляла собой классическую авторитарную систему латиноамериканского образца – хунту. Политической монополией на власть в ней обладали военные, а административные функции они делегировали подобранным «технократам». В такой системе никто особо даже не пытался имитировать работу институтов публичной демократии.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. 11 сентября 1973 года в Чили произошёл военный переворот, одним из инициаторов которого был Пиночет. Это была хорошо спланированная военная операция, в центре которой была осуществлена комбинированная атака с применением артиллерии, авиации и пехоты. Президентский дворец был обстрелян ракетами. Были приняты меры к тому, чтобы воспрепятствовать выступлению воинских частей в защиту правительства Народного единства. Некоторые офицеры, отказавшиеся поддержать путч, были расстреляны. В результате переворота правительство Народного единства с Сальвадором Альенде было свергнуто, он сам погиб во время штурма президентского дворца. Была образована военная хунта, куда вошли Пиночет (от армии), адмирал Хосе Мерино (от военно-морского флота), генерал Густаво Ли Гусман (от военно-воздушных сил) и генерал Сезар Мендоса (от карабинеров). До декабря 1974 г. генерал Пиночет оставался главой военной хунты, а уже с декабря 1974 г. по март 1990 г. пребывал на посту президента Чили. Со временем он сумел сосредоточить в своих руках всю полноту власти, устранив всех своих конкурентов. Летом 1974 был принят закон «О юридическом статусе правительственной хунты», в котором генерал Пиночет провозглашался верховным носителем власти. Он был наделён широкими полномочиями. Его власть не ограничивалась ни парламентом, ни политическими партиями.

                         Обстрел президентского дворца в ходе военного переворота в 1973 году 

В1980 году в стране был проведен плебисцит, на котором была принята новая Конституция страны, которая поставила задачей легитимизацию режима и придания ей элементов «демократического» фасада. Конституция предполагала проведение свободных выборов, деятельность политических партий и профсоюзов. Однако все эти нормы должны были вступить в силу лишь через восемь (!) лет после принятия основного закона.

Появление новой Конституции не предполагало улучшение ситуации внутри страны. Этот документ должен был упростить систему коммуникаций Чили с внешним миром – на протяжении второй половины 70-х это общение в основном сводилось к поиску и возможной ликвидации врагов Пиночета.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. Известность получила операция «Кондор» по ликвидации политических эмигрантов, осуществлявшаяся Управлением национальной разведки, совместно со спецслужбами других диктатур Латинской Америки. А операция «Коломбо» привела к тому, что 119 человек, «высланных из Чили», на деле были убиты.

Только за один месяц после переворота в Чили были убиты 30 тысяч человек

Все «фасадные демократии» того времени копировали опыт СССР, который пошел на принятие «демократической» (по букве закона) Конституции после официального признания и установления дипломатических отношений с США. Таким образом американской публике было легче представлять Советский Союз как демократическое, свободное и толерантное общество.

Но у СССР было очень важное отличие: в 1936 году здесь не было никаких даже самых простых независимых от государства общественных структур. Все общественные отношения были монополизированы государством, включая религию и собственность на все виды капитала.

В Чили ситуация была принципиально иной. На протяжении почти всего IXX и XX-го веков в стране кипела (и как кипела!) общественно-политическая жизнь. Гражданское общество сумело пережить многочисленные диктатуры и кризисы. Плюс в стране была сохранена независимая частная собственность, собственники которой неизбежно производили независимые от государства виды общественно-политической деятельности.

После принятия в 1980 году новой Конституции в страну стали возвращаться оппозиционеры либерального направления (социалистические и коммунистические партии оставались под запретом – в то время они играли роль, которая сегодня отведена «Аль-Каиде» или ИГИЛу).

Аналитики ЦРУ тоже стали готовится к новой реальности и начали отслеживать и оценивать перспективы «мягкого перехода» от военной диктатуры к демократической форме правления. Первые оценки были сделаны в 1985 году. К сожалению, этот доклад не был по каким-то причинам рассекречен, но ссылки на него имеются во втором докладе, сделанном спустя два года.

В частности, в докладе упоминается уверенность в «мирном транзите» и оптимизм, которые были присущи аналитикам ЦРУ в середине 80-х. В качестве основы для такого перехода рассматривалась именно «парадная» Конституция 1980-года. Основанием же для прогноза была информация о том, что в среде военных, которые в целом считались сторонниками «конституционного транзита», существовало различное понимание того, может ли сам Пиночет претендовать на роль лидера в этом конституционно заданном процессе. Соответственно, ставилась под сомнение возможность самого Пиночета манипулировать между армией в целом и собственно хунтой (своего рода политбюро, состоявшего из четырех лиц, близких к Пиночету). На пользу такому прогнозу шли и положительные оценки единства оппозиции. Одновременно, правильно оценивалась террористическая угроза, которую, напомним, в то время представляли левые группы и группировки.

                                                    Пиночет и его “политбюро”

В августе 1987 года, когда был опубликован второй доклад ЦРУ о перспективах транзита власти, оптимизма у аналитиков поубавилось. Его авторы были уверены, что Пиночету удастся сохранить свой пост президента и после марта 1989 года – формального окончания срока, отведенного ему новой Конституцией. Таким образом, назначенный на 5 октября 1988 года плебисцит о продолжении правления хунты должен был предоставить «правовое» основание Пиночету занимать пост президента вплоть до 1997 года и обеспечить ему международное признание.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. После объявления о предстоящем плебисците глава хунты заверил будущих избирателей, что все политические силы, включая оппозиционные, получат право контролировать ход голосования. Власти отменили чрезвычайное положение, разрешили возвратиться в страну бывшим депутатам и сенаторам, руководителям некоторых левых партий и профсоюзов, объявленным раннее «государственными преступниками». Оппозиционные силы страны к моменту проведения плебисцита консолидировались, действовали более решительно и организованно. На заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили.

Партийный расклад

Главной оппозиционной силой страны в тот момент в ЦРУ считали Христианско-демократическую партию (ХДП). Созданная в 1957 году, она играла системную роль в старой парламентской системе Чили и даже умудрилась поддержать военный переворот 1973 года, обвинив во всех грехах погибшего при штурме президентского дворца Сальвадора Альенде. Но уже в 1976 году, столкнувшись с тем, что в политической вертикали, созданной Пиночетом, места для этой партии не оказалось, ХДП решила уйти в оппозицию. Причем ей пришлось перенести свою деятельность за рубеж – в 1977 году хунта запретила все партии в стране.

Вертикаль Пиночета сыграла отрезвляющую роль для партийных функционеров в изгнании. Они начали думать о создании широкой коалиции, забыв о старых распрях. Но в этой коалиции не было места для настоящих «левых». Поэтому пока системные либералы слева и справа пытались договориться за границей, левые радикалы развязали партизанскую войну против режима в Чили, не стесняясь в средствах. Это была очень хорошо организованная сила, получавшая, по мнению аналитиков ЦРУ, серьезную поддержку из стран советского блока.

По их же мнению, беспощадная герилья чилийских коммунистов на самом деле вела их к полной изоляции и выключала из политического процесса в принципе. Тем не менее, «левая угроза» оказывала серьезное давление на Пиночета и не давала ему считаться полным хозяином положения.

Вернувшись в Чили после 1980-го года, ХДП действовала вполне автономно. Она могла рассчитывать на поддержку католической церкви, традиционно сохранявшей независимость в странах Латинской Америки.  С учетом того, что около 70% населения Чили исповедуют католицизм (большая часть населения потомки колонистов из католических стран Европы, прежде всего Испании), это был важный фактор политической поддержки. В то же время христианские демократы не имели широкой поддержки у военных, в среде которых исторически были сильны выходцы из семей германских колонистов-протестантов из южных регионов страны.

Главным козырем умеренной оппозиции, по мнению аналитиков ЦРУ, было требование свободных выборов. Партия не просто ставила эту задачу, она добивалась ее реализации методом помощи в регистрации выборщиков. В этом смысле она копировала опыт американских демократов, которые убеждали регистрироваться чернокожих избирателей в Южных Штатах США. Предварительная регистрация была обязательным условием участия в выборах. Сейчас такая активность примерно соответствует простой адресной мобилизации – призыву оппозиции участвовать в выборах тем социальным группам, которые будут голосовать против существующей власти.

Но у ХДП была и более приземленная стратегическая цель. Они рассчитывали, что, обеспечив регистрацию большого количества выборщиков, смогут заставить Пиночета отказаться от идеи плебисцита, назначенного, напомним, на 5 октября 1988 года, лишив, таким образом, диктатора какой-либо легитимности.

Однако проблемой ХДП был лидер партии Габриэль Вальдес (министр иностранных дел Чили в 1964-1970 гг.). Будучи ветераном чилийской политики и последовательным критиком диктатуры Пиночета, он в то же время являлся практически неприемлемой фигурой для чилийских военных, роль которых в мирном переходе была критически важной.

ХДП удалось заменить лидера, поставив на этот пост Патрисио Эйлвина (чилийский государственный и политический деятель христианско-демократического толка, президент Чили с 11 марта 1990 года по 11 марта 1994 года) – более мягкого политика, который устраивал широкий круг лиц. И это были не только военные.

В 1988 году ХДП приняла судьбоносное решение (возможно самое важное в политической истории страны) о создании коалиции со своими некогда злейшими врагами –  представителями Социалистической партии. Той самой, которой руководил погибший в ходе военного переворота 1973 года Сальвадор Альенде и целью которой было создание – ни много ни мало – Соединённых штатов Латинской Америки. Той, которую лидеры ХДП еще совсем недавно обвиняли чуть ли не в провокации путча 1973 года, когда было свергнуто правительство Народного единства – коалиции, основу которой составлял союз социалистов с коммунистами, которые теперь в буквальном смысле воевали с режимом Пиночета.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. Народное единство — коалиция левых и левоцентристских политических партий и организаций в Чили, которые поддерживали кандидатуру Сальвадора Альенде на выборах президента Чили в 1970 году.

Социалисты Чили согласились на создание коалиции с ХДП, в том числе и потому, что во время эмиграции оказались в странах «реального социализма» и смогли сделать оценку состояния дел там.

Движение «соглашателей-коллаборационистов» возглавил один из лидеров социалистов Риккардо Лагос. Он воспользовался Конституцией 1980-года и вернулся в страну из эмиграции.

Но в 1986 году Лагос оказался за решеткой из-за обвинений в терроризме. Основанием стала статья Лагоса, опубликованная в журнале Newsweek, в которой он сделал прогноз о неизбежной эскалации насилия. Спустя некоторое время после ее выхода в свет случилось покушение на Пиночета. Чилийские спецслужбы связали эти события, расценив статью Лагоса как доказательство того, что он знал о готовящемся покушении на Пиночета.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. 7 сентября 1986 года Патриотическим фронтом имени Мануэля Родригеса было совершено покушение на диктатора Пиночета, в котором участвовали люди, прошедшие подготовку в Москве по программе обеспечения безопасности руководства чилийской компартии. Покушение не увенчалось успехом. Пропустив эскорт мотоциклистов, партизаны перекрыли дорогу лимузину президента грузовиком с прицепом и открыли огонь. Партизан подвело оружие — сначала гранатомет дал осечку, затем после второго выстрела граната пробила стекло, но не взорвалась. В ходе нападения погибли пятеро охранников генерала. Сам он назвал «перстом Всевышнего» то, что ему удалось остаться невредимым. «Бог спас меня, — заявил Пиночет, — чтобы я и дальше мог бороться во имя отечества». По его приказу разбитые и обгоревшие машины президентского кортежа были выставлены на всеобщее обозрение.

Но репрессии не остановили социалистов. Они сумели зарегистрировать «Партию за демократию», которую превратили в мозговой центр, в котором строили планы будущих преобразований страны и ее политической системы. Такая трансформация и позволила создать в 1988 году Коалицию партий за демократию, которая известна как Concertación de Partidos por la Democracia («сoncertacion» с испанского переводится как «согласие» – ред.). Это Согласие оказалось настолько надежным, что действует до сих пор, а все те, кто его заключал, побывали на посту президента.

Кризис верхов

Помимо политической оппозиции к 1987 году появилось заметное количество недовольных среди самих участников хунты. Этот факт отмечают аналитики ЦРУ в уже упомянутом докладе 1987 года.

Многие представители элиты были не слишком довольны в принципе самим фактом выдвижения Пиночета в качестве единственного кандидата на предстоящий 5 октября 1988 года плебисцит. И многие всерьез были обеспокоены историей с Летельером.

Активист Социалистической партии, министр иностранных и внутренних дел в правительстве Альенде, Маркос Орландо Летельер оказался после переворота 1973 года в концлагере, где подвергался пыткам и был освобожден лишь под давлением международных общественных организаций. Он уехал в США, где вел активную кампанию против Пиночета, но в 1976 году был взорван в своей машине в Вашингтоне агентами тайной полиции Чили в ходе операции «Кондор».

Вряд ли кто-то из числа чилийской политической элиты времен Пиночета разделял политические взгляды Летельера, но открытое убийство на улицах американской столицы поразило и испугало многих чилийских «силовиков». Теперь у них были основания опасаться сразу двух проблем – мести как Пиночета, так и американской юстиции.

Сценарии плебисцита: фальсификации и гражданская война

ЦРУ рассматривало несколько вариантов развития ситуации в связи с планируемым плебисцитом (включая возможность выдвижения Пиночета в качестве кандидата на пост президента в списке с «конкурентами»). По твердому убеждению аналитиков, генерал: а) не собирался добровольно никуда уходить; б) не был готов ни к каким рискам.

Рассматривался даже вариант организации успешного покушения на Пиночета коммунистами. Но, рассматривая «коммунистический вариант», в ЦРУ склонялись к тому, что в начале 90-х страну ждет настоящее восстание, которое возглавят коммунисты. В реальности этот жесткий прогноз не оставлял никаких шансов диктатору.

Более того, разведывательное сообщество, как вполне вероятный сценарий, рассматривало проигрыш Пиночета на референдуме и, как следствие этого, манипуляции результатами голосования. Это, по мнению авторов доклада, могло привести к протестам со стороны оппозиции, дальнейшему ухудшению позиций Пиночета в армии и ухудшению позиций Чили в международном сообществе.

Аналитики предупреждали, что эти попытки генерала будут противоречить интересам США, которые состояли в поддержке демократического транзита в стране, но не видели особых механизмов влияния  на генерала, рассчитывая лишь на позиции «других игроков» в рядах вооруженных сил – тех, кто был озабочен ухудшением позиций Чили на международной арене.

Определенные надежды возлагались и на умеренную оппозицию, которая могла бы использовать угрозы экономических санкций в своих политических интересах (хотя влияние таких угроз на самого генерала оценивалось как ничтожное).

Один миг истории

Но никто из аналитиков не предполагал, что Пиночет не просто потерпит поражение на плебисците, но будет вынужден уйти из-за него. Однако именно это произошло 5 октября 1988 года. Пиночет набрал 45,3 процента. Против него проголосовали 54,7 процентов граждан.

Считается, что важнейшим моментом, определившим судьбу голосования, стал один смелый (до безумия в условиях диктатуры Пиночета) поступок. Во время прямого телеэфира Лагос, направив указательный палец в экран, заявил: «Я напомню, генерал Пиночет, ваши слова, сказанные в 1980 году: «Президент не будет кандидатом в 1989 году». А теперь вы обещаете стране еще восемь лет пыток, убийств и насилия над правами человека. Мне представляется неприемлемым, чтобы чилиец имел подобные властные амбиции, претендовал находиться у власти 25 лет».

В стране, где большое количество политических деятелей погибло под пытками или в заключении, подобный поступок говорил не только о храбрости этого человека. На самом деле он придал храбрости людям, которые шли на референдум. Конечно, конец 80-х в эпоху Пиночета существенно отличался от начала 70-х. Но речь шла об одном и том же поколении, которое помнило все. О том, что храбрость победит, говорил и масштаб знаменитого митинга на Панамериканском шоссе.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. 30 августа 1988 года члены хунты, после недолгих дебатов, единогласно назвали кандидатом в президенты Аугусто Пиночета. Его назначение единственным кандидатом вызвало взрыв возмущения в Чили. Оппозиционные силы страны к моменту проведения плебисцита консолидировались и действовали более решительно и организованно. На заключительный митинг на Панамериканском шоссе собралось более миллиона человек — это была самая массовая манифестация за всю историю Чили. Когда опросы общественного мнения стали предсказывать победу оппозиции, Пиночет стал проявлять явные признаки беспокойства. Чтобы привлечь избирателей, он объявил о повышении пенсий и зарплат служащим, потребовал от предпринимателей снизить цены на социально значимые продукты питания (хлеб, молоко, сахар), назначил 100 % дотацию на холодное водоснабжение и канализацию, пообещал раздать крестьянам те земли, которые пока ещё принадлежат государству.

Поражение на референдуме, как показывают уже чилийские архивные материалы, вызвало у Пиночета желание ликвидировать его результаты. Но, как и предсказывали аналитики ЦРУ, эта попытка натолкнулась на нежелание военных выполнять эти указания. Они были просто не готовы повторять череду преступлений 1970-х годов. Но нежелание не означало бунт и ликвидацию режима личной власти генерала. Он оставался на президентском посту до 1990-го года, а пост главнокомандующего сухопутными силами Чили Пиночет сохранил вплоть до 1998 года.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. 5 октября 1988 года Пиночет проиграл плебисцит, а собранный им Совет национальной безопасности отверг предложение диктатора отказаться признать результаты плебисцита и совершить новый переворот. В 1989 году Чили перешла к демократическому правлению, состоялись выборы, на которых победил оппозиционный диктатуре блок «Коалиция партий за демократию». В 1990 году кандидат блока христианский демократ Патрисио Эйлвин занял пост президента.

После ухода с поста президента у Пиночета начались проблемы с законом, но не на территории Чили.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ.  В 1991 году сорвалось   европейское турне Пиночета, поскольку уже в самом его начале, когда Пиночет находился в Великобритании, ни один из официальных представителей его не принял. В начале 1998 года Пиночет ушёл в отставку с поста командующего сухопутными войсками, однако оставался, в соответствии с конституцией, пожизненным сенатором. В октябре 1998 г. Пиночет лёг на операцию в одну из частных клиник в Лондоне, где и был подвергнут аресту по подозрению в убийстве на основании ордера, выданного судом Испании: сотни граждан Испании были убиты или бесследно исчезли в Чили во время правления Пиночета. Испания потребовала экстрадиции бывшего диктатора. Затем была череда судебный разбирательств, в итоге которых он вернулся в Чили, но и на родине его до конца жизни преследовали все новые обвинения в убийствах, пытках, похищениях людей и даже наркоторговле. Умер Пиночет 10 декабря 2006 года в госпитале Сантьяго. Государственных похорон и траура не было.

А Concertación de Partidos por la Democracia (Коалиция партий за демократию) оказалась удивительно прочной, что стало настоящим сюрпризом для аналитиков ЦРУ. Они ожидали куда больших испытаний для новой политической системы Чили.

Почему победители Пиночета не стали выяснять отношения между собой? Самый простой ответ на этот вопрос – тень Пиночета продолжала нависать над новой системой. Хотя вряд ли кто-то опасался, что постаревший генерал сможет снова повторить всю цепочку политических и уголовных преступлений на пути к власти. Так что, скорее всего, сыграла свою роль закаленная в битвах структура межпартийного союза, которая смогла гарантировать и свободу выборов, и стабильность. И никакой вертикали власти для этого им не потребовалось.

ОТ РЕДАКЦИИ. Это очередная статья цикла, в котором мы обещали   рассказать о том, как происходил транзит верховной власти в других государствах мира, схожих с Казахстаном по характеру политической системы и практики. О транзите власти в Испании, Португалии, Бразилии и Турции читайте в статьях: Как испанцы избавились от диктатуры Франко, Последняя революция на Западе, Транзит власти в Бразилии. Путь к демократии, Транзит в Бразилии. Попытка номер два , Турецкий транзит: от диктатуры к демократии.Ч.I, Турецкий транзит: от диктатуры к демократии. Ч.II.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.