Почему инвесторы не слышат Сагинтаева

Привлечение в страну иностранных инвестиций остается одной из ключевых задач казахстанского правительства. В ее выполнение вовлечен широкий круг государственных и квазигосударственных структур, а возглавляет процесс сам премьер-министр, причем занимается этим отнюдь не формально, о чем свидетельствует его аномальная активность в общении с топ-менеджментом потенциальных инвесторов. Тем не менее успехов нет.

Наиболее сконцентрировано нынешняя политика Акорды  в данной сфере и описание усилий государства по повышению инвестиционной привлекательности страны изложены в информационном сообщении пресс-службы премьер-министра РК от 5 декабря 2017 года «В Астане накануне Дня индустриализации Правительство РК провело встречу с инвесторами из 30 стран мира» и выступлении Бакытжана Сагинтаева в рамках форума Kazakhstan Global Investment Roundtable.

Хотя приток прямых иностранных инвестиций в Казахстан  несколько увеличился за последние два года после серьезного падения, основная   их часть по-прежнему идет в сырьевой сектор. А общего объема зарубежных вложений недостаточно, чтобы обеспечить ускоренное развитие национальной экономики, особенно перерабатывающей промышленности и сельского хозяйства, не говоря уже о качественном выполнении указаний президента  по Третьей модернизации страны.

В связи с этим возникает закономерный вопрос, почему так происходит.

По нашей оценке, во-первых, потому, что в Казахстане главную роль в привлечении иностранных инвестиций играет государство, а не частный бизнес или банки. Во-вторых, чиновники в своих попытках привлечь иностранных инвесторов ориентируются на крупные корпорации, по той простой причине, что к ним можно обратиться напрямую. В-третьих, среди тех, кто руководит этой тематикой в госаппарате, практически нет людей, имеющих соответствующей квалификации, то есть реальный бизнес-опыт и завершенные успешные бизнес-проекты.

То есть правительство и лично премьер-министр обращаются к широкому кругу потенциальных иностранных инвесторов, но слышит их крайне ограниченный круг избранных – слышат лишь те, у кого есть не только возможность выбирать по всему миру место и время приложения своих усилий, но и соответствующий опыт и управленческий персонал. Другими словами, слышат инвесторы сверхквалифицированные. В итоге казахстанские бизнес-проекты конкурируют с бизнес-проектами в других странах мира и регулярно эту конкуренцию проигрывают, причем по многим показателям.

Одним из таких ключевых показателей, по которому страна явно неконкурентоспособна, является рабочая сила. Поскольку в Казахстан сегодня практически невозможно завезти большое число иностранных работников на рабочие специальности и инженерно-технические позиции, а местные квалифицированных кадры приходится искать чуть ли не по одному, получается, что даже при наличии пустой бизнес-ниши, организовать в ней то или иное производство практически невозможно.

И в ближайшие годы эту ситуацию не исправить, потому что для этого нужно модернизировать общественное сознание. Например, убедить массу казахстанцев, что физический труд – это нормально, что диплом о высшем образовании нужен только тем, кто действительно собирается работать по выбранной профессии, что рабочие специальности могут прокормить и самого человека, и его семью. После чего массово обучить и переобучить сотни тысяч, если не миллионы человек, и превратить их в качественную рабочую силу, ту самую, что будет мобильна, самообучаема и готова трудиться не покладая рук, добросовестно и самостоятельно.

Учитывая, что за годы независимости советская перерабатывающая промышленность и тесно связанные с нею системы профессионально-технического и среднего технического образования развалились полностью, вплоть до физического исчезновения соответствующих предприятий, ПТУ и техникумов, речь должна идти о новой индустриальной революции.

Вместо этого Акорда и правительство РК с легкой руки «лидера нации» мечтают даже не об постиндустриальной, а «цифровой» экономике. Но построить их, не пройдя снова индустриальный период, нельзя, ведь теоретическое обучение десятков тысяч человек не способно заменить практическое обучение миллионов.

В результате получается, что для крупных корпораций бизнес-проекты в Казахстане не являются предметом приоритета, поскольку они оперируют по всему миру и могут выбирать наилучшие для себя варианты. Средний же бизнес не способен пробиться в Казахстане не только из-за всепроникающей коррупции, неповоротливости и малоквалифицированности госаппарата, проблем с транспортировкой грузов и так далее, но и из-за простого отсутствия одного из трех главных элементов любого бизнес-процесса –   рабочей силы требуемого качества. Что касается мелких иностранных инвесторов, то они в Казахстан даже не приглашаются, поскольку в стране полностью отсутствует инфраструктура, способная аккумулировать их деньги.

При этом правительство и лично премьер-министр Бакытжан Сагинтаев не могут рассчитывать в ближайшие годы на поддержку внутри страны своих усилий по привлечению иностранных инвесторов. Поясним, почему мы так считаем.

Крупные казахстанские компании без иностранных участников или с их минимальным участием, как в добывающих отраслях, так и в сельском хозяйстве, сегодня сильно перекредитованы. В перерабатывающей же промышленности их просто нет. Соответственно, по этой причине они сами не могут привлечь серьезные иностранные инвестиции.

Казахстанские банки второго уровня, в 2002-2008 гг. привлекшие в страну большие деньги, причем не только в девелоперские проекты, но и на развитие реального сектора экономики, сильно скомпрометированы событиями 2009 года и последующих лет, плюс в настоящее время пребывают не в лучшем состоянии. По нашей оценке, за исключением АО «Народный банк Казахстана», все остальные финансовые институты в стране в одночасье могут стать банкротами, а значит неспособны организовать инвестиционные потоки.

Ко всему прочему казахстанское государство потеряло возможность безоглядно финансировать всевозможные инвестиционные проекты из-за проблем с наполнением госбюджета и жестким запретом со стороны Назарбаева на дальнейшее сокращение активов Национального фонда РК.

Что касается внутренних инвесторов, то они предпочитают держать свои деньги на банковских депозитах или за рубежом, что намного доходнее, безопаснее и проще.

Читайте в тему: Почему не придут инвесторы,  Об уходе из банков “чужих” инвесторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  1. Гости

    Самое главное в Казахстане все монополизировано и без надежной ‘крыши” бизнес сильно рискует. Можно все потерять, если заранее не договориться с самым Главным. А к нему не у каждого есть доступ.

  2. Alfa Orionis

    Помимо ключевых факторов политического и экономического характера, отмеченных в статье, необходима констатация дополнительных рисков, ожидающих иностранных инвесторов в Казахстане, как то: недобросовестные действия местных бизнес-партнёров, рейдерство, коррупционная составляющая в госаппарате и замшелый бюрократизм государственных чиновников. Пресловутый “участковый Серик” из анекдота – вот главный персонаж, символизирующий успех и процветание для большинства казахстанцев, в том числе предел мечтаний самой активной части общества-молодёжи (вывод сделан по результатам социального опроса). Отдельно стоит отметить криминальные явления в ведении бизнеса в Республике Казахстан, примером которого может послужить приложение к статье “Почему не приходят инвесторы”.

  3. Monopoli&Co

    Интересная статья. Абсолютно согласен с утверждением автора об отсутствии опыта и мотивации у государственных чиновников, занимающихся данной тематикой и курирующих деятельность по привлечению иностранных инвесторов в Казахстан. Дополнительно прочитал публикацию “Почему не приходят инвесторы”, где очень “весёлые” комментарии.

  4. Давид Гоцман

    В дополнение к предыдущим комментариям и истории со швейцарским инвестором Avangarde Investments SA, ставшей жертвой недобросовестных действий карагандинских бизнесменов с криминальным прошлым и действующих под вывеской ТОО “VOEX COMMERCE”. Напомню, что данное ТОО является недропользователем месторождения медно-порфировых руд Байское по контракту № 4275-ТПИ от 3 сентября 2013 года (см. статью “Почему не приходят инвесторы”). Так вот, упомянутый в статье Мухит Омар, скандально известный бизнесмен с криминальным прошлым, является акционером с долей участия 25% в ТОО “Monopoli SSA”. Именно эта структура является техническим оператором проекта по реконструкции и использованию металлургической системы “Ромелт” (так называемая “Программа Печь”), которую должны были использовать для незаконной переработки медно-порфировой руды в Карагандинской области на месторождении “Байское”.

  5. Stove-maker

    Мухит Омар получил в Бахрейне 500 тысяч долларов в соответствии с решением совета акционеров проекта “Байское” в соответствии с протоколом рабочего совещания № Б 1-12-2015 от 11-12 декабря 2015 года. Более того, Мухит Омар провёл совещание в Бахрейне совета акционеров ТОО “Monopoli SSA” 6-8 февраля 2016 года, будучи в международном розыске по линии Интерпола (напомню, что Мухит Омар был экстрадирован из Саудовской Аравии в декабре 2016 года). В “тайной вечере” вместе с ним участвовали: Александр Качурин, Серик Жаров и Ислам Иригов. Эти господа прекрасно знали, что Мухит Омар, по версии правоохранительных органов, совершил хищение бюджетных средств в сумме около 200 млн тенге и нанёс ущерб частному предпринимателю на сумму свыше 150 млн тенге и АО “Нурбанк” в сумме 240 млн тенге. Вот вам и ответ, куда денежки уплыли…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.