О “зрелом” тенге и лукавстве Акишева

В канун новогоднего праздника председатель Национального банка РК Данияр Акишев дал большое, можно даже сказать, программное интервью газете “Деловой Казахстан”, в ходе которого речь зашла о национальной валюте – тенге, в этом году отмечающей свое 25-летие.

В ходе беседы журналист поинтересовалась, какие черты национальной валюты он бы назвал характеристикой зрелости. Ответ Данияра Акишева заслуживает того, чтобы его процитировать:

«О зрелости национальной валюты можно судить, в первую очередь, по тому, как успешно она справляется с основными возложенными на нее функциями. И тут сомнений нет. Тенге как мера стоимости позволяет измерять стоимость товаров и услуг на рынке. Тенге как средство обращения играет роль «посредника» в совершении сделок. Тенге как средство платежа применяется в осуществлении различных выплат – заработной платы, пенсий, пособий, налогов, штрафов. Отмечу возрастающую роль тенге как средства накопления и сбережения: уровень долларизации в экономике снизился с 70% в январе 2016 года до 49% в октябре 2017 года. Тенге свободно конвертируется на территории страны и не имеет ограничений на объемы конвертаций. А на фоне стабильности тенге в последние годы наблюдается устойчивый спрос на тенговые инструменты со стороны нерезидентов в рамках сделок типа «кэрри трейд». Таким образом, тенге полностью исполняет все основополагающие функции валюты. Поэтому можно уверенно утверждать, что тенге – полноценная, зрелая денежная единица».

Очевидно, что председатель Национального банка РК не мог позволить себе отвечать на вопросы журналиста как финансист – профессионал, но и заниматься откровенным передергиванием ему точно не стоило, поскольку в очередной раз пострадает имидж как его самого, так и возглавляемого им ведомства. Ведь не замечать, что в Казахстане параллельно обращаются доллар и тенге, причем главной является именно американская валюта, тогда как казахстанская играет вспомогательную роль, может только слепой, глухой и неходячий инвалид.

Начнем с того, что с момента введения национальной валюты в 1993 году тенге «полегчал» к доллару приблизительно в 70 раз, с 4,75 тенге до 330-336 тенге. Более того, факт доминирования доллара в экономике Данияр Акишев сам подтвердил в интервью “Деловому Казахстану”, когда озвучил динамику уровня долларизации в период с января 2016 года по октябрь 2017 года. При этом названные им показатели, 70% два года назад и 49% через год и десять месяцев, никак не учитывают наличные сбережения казахстанцев, просто потому, что по ним нет никакой статистики.

Выскажем предположение, что если Национальному банку РК  и удастся понизить уровень долларизации экономики, то его успехи  будут исчисляться долями процента. В подтверждение нашего тезиса сошлемся на доклад, подготовленный тремя аналитиками Департамента исследований и статистики регулятора. Документ под названием “Моделирование уровня долларизации депозитов в Республике Казахстан” был опубликован на сайте Национального банка РК как раз в декабре 2017 года.

Несколько ключевых цитат из этого исследования (выделения жирным шрифтом сделаны нами):

«Целью исследования является объяснение роста спроса на валютные депозиты в Казахстане и продолжительности этого спроса. Результаты модели показывают значимость ожидаемого уровня обесценения обменного курса как для общих депозитов, так и для сбережений предприятий и населения. При этом максимальное обесценение обменного курса, используемое для оценки валютного гистерезиса, имеет разнородное влияние: в случае общих депозитов и депозитов юридических лиц наблюдается слабый эффект «храповика». В случае физических лиц эффект «храповика» ярко выражен, в основном из-за вкладчиков, имеющих сбережения свыше 15 млн. тенге. Это показывает, что физические лица уделяют больше внимания прошлым значениям обменного курса (на оцененном временном горизонте до 5 лет) при принятии решений по распределению активов (юридические лица до 1 года)».

«В случае физических лиц эффект храповика ярко выражен. Валютный гистерезис значим на всех горизонтах времени (12, 36 и 60 месяцев), при этом наиболее значимая связь (максимальное значение t-статистики) на 95%-ном уровне наблюдается на 3-летнем горизонте. Это означает, что физические лица уделяют значительное внимание прошлой динамике обменного курса при принятии решений по распределению активов».

«Учитывая различие в поведении вкладчиков при разных режимах обменного курса (приложение 2), указанная модель была отдельно оценена для периода с 1997 года до 2014 года, т.е. при режиме управляемого плавающего обменного курса тенге. Результаты показали, что для общих депозитов и депозитов юридических лиц при режиме управляемого плавающего обменного курса тенге наличие эффекта храповика прослеживается на горизонте 36 месяцев (12 месяцев при полной выборке). При этом значимость эффекта усилилась».

«В случае физических лиц эффект существенно усиливается на горизонте 36 месяцев вплоть до 99%-го уровня значимости (при полной выборке на 95%), достигая максимального уровня t-статистики (-4,09).

Интересным является тот факт, что прошлые значения долларизации негативно влияют на долю тенговых депозитов в текущий момент, однако этот эффект со временем слабеет в случае депозитов юридических лиц (положительный знак квадратной лагированной долларизации). При этом данный эффект не наблюдается в депозитах физических лиц (на полной выборке) либо, напротив, усиливается на выборке до 2014 года. Это также указывает на различия в сберегательном поведении бизнеса и населения и подкрепляет выводы о более сильном эффекте «храповика» в депозитах физических, чем юридических лиц».

«Стабилизация ситуации на валютном и денежном рынках вместе с регуляторными мерами (обзор принятых мер приводится в работе Осипова, 2016) по дедолларизации экономики и повышению привлекательности тенговых инструментов, переход на режим свободно плавающего обменного курса и минимизация участия Национального Банка на внутреннем валютном рынке привели к существенному снижению уровня долларизации в Казахстане. В результате, после достижения максимального значения в 70% в январе 2016 года долларизация депозитов почти за полтора года снизилась до 48,7% в сентябре 2017 года или на более чем 20 п.п. Для достижения аналогичного результата после пика в 64% в 2002 году требовалось порядка трех лет. Однако дальнейшее снижение долларизации будет ограничено вследствие эффекта храповика, в особенности по депозитам физических лиц».

«Для того чтобы понять причину возникновения эффекта храповика у физических лиц дополнительно был проведен динамический анализ  структуры депозитов физических лиц по валюте и сумме вклада (до 1 млн. тенге, от 1 млн. тенге до 3 млн. тенге, от 3 млн. тенге до 5 млн. тенге, от 5 млн. тенге до 10 млн. тенге, от 10 до 20 млн. тенге, от 20 млн. тенге до 50 млн. тенге, от 50 млн. тенге до 500 млн. тенге, и свыше 500 млн. тенге) на основе данных АО «Казахстанский фонд гарантирования депозитов» за 2010-2016 годы. В результате, была выявлена основная причина возникновения эффекта храповика у физических лиц, которая заключается в основном в поведении вкладчиков, имеющих сбережения свыше 15 млн. тенге. Данная категория вкладчиков исторически держала большую часть своих сбережений в иностранной валюте, в том числе в периоды высоких цен на нефть в 2011-2012 годах. Стоит также отметить, что с переходом к плавающему обменному курсу и внедрением инфляционного таргетирования, в том числе повышение ставок по депозитам в тенге и снижение по депозитам в иностранной валюте, начал наблюдаться положительный тренд изменения поведения вкладчиков, в том числе и тех, кто имеет свыше 15 млн. тенге. Тем не менее, от последних нельзя ожидать полной дедолларизации своих депозитов, так как даже при позитивной макроэкономической ситуации доля депозитов в иностранной валюте не снижалась ниже 50% в общем объеме депозитов данной категории вкладчиков».

«В случае Казахстана ставки по тенговым депозитам значительно превышает ставки по валютным депозитам. При этом, превысив пороговое значение, долларизация развернулась в обратную сторону и постепенно снижается. В этой связи, не исключается дальнейшее снижение долларизации ниже 50%, в большей степени, за счет депозитов юридических лиц, долларизация которых с начала 2017 года стабильно сохраняется ниже 50%, на конец сентября 2017 года доля валютных депозитов юридических лиц составила 42,5%. Между тем, заметный эффект храповика в депозитах физических лиц может сдерживать темп снижения общей долларизации депозитов».

«Таким образом, основополагающим фундаментальным фактором снижения долларизации депозитов является стабильность на валютном рынке и привлекательные ставки по тенговым депозитам. Важно продолжение следованию режиму свободно плавающего обменного курса, позволяющего не накапливать дисбалансы. При данном режиме волатильность обменного курса снижает целесообразность получения дохода на валютном рынке, поскольку повышаются риски, связанные с конвертацией в валютные активы, что в результате приводит к снижению валютных депозитов. Фактором, ограничивающим дедолларизацию депозитов в Казахстане, является значительный эффект «храповика»/гистерезиса в депозитах физических лиц».

Как мы видим, главными «оппонентами» Национального банка РК и лично Данияра Акишева в деле дедолларизации казахстанской экономики выступают граждане, у которых банковские депозиты превышают 45 тысяч американских долларов. Иными словами, это средние и крупные чиновники, предприниматели, лица свободных профессий с хорошим заработком и члены их семей.

Именно они не только не верят регулятору на слово, поскольку прекрасно помнят его прошлые грехи, но имеют возможность пренебрегать более высоким процентным доходом по тенговым депозитам. Для них важнее сохранить имеющиеся деньги, чем заработать чуть больше. И пока Акорда не созреет до размещения среди физических лиц государственных ценных бумаг, номинированных в валюте,   первоклассно гарантированных и более доходных, чем депозиты, эту проблему не удастся решить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.