Куда инвестирует Китай в странах СНГ

Среднегодовой прирост китайских ПИИ в российскую экономику за последние пять лет составил 57%, в то же время доля Казахстана немного снизилась. Об этом мы узнали из доклада «ЕАЭС и страны Евразийского континента: мониторинг и анализ прямых инвестиций – 2017», который был подготовлен и опубликован Евразийским банком развития.

Напомним, что в докладе ЕАБР  говорится о том, в экономики каких государств вкладывают деньги инвесторы из разных стран Евразии. В первой нашей публикации, посвященной этому докладу, мы рассказали, куда вкладывает деньги Россия вне СНГ. Во второй публикации речь шла об инвестициях Казахстана – в какие страны (вне СНГ) он вкладывает, и какие государства (вне СНГ) инвестируют в него. Сегодня же  разговор пойдет о Китае.

Китайские ПИИ на постсоветском пространстве

В 2016 году сохранилась тенденция к сокращению доли топливного комплекса в общем объеме накопленных китайских ПИИ в восьми рассматриваемых странах СНГ. С 2010 года она (даже с учетом магистральных трубопроводов, относимых с этого года в МПИ-Евразия также к топливному, а не транспортному комплексу) снизилась с 86.8 до 74.1%. Отчасти это произошло за счет увеличения доли химического комплекса и цветной металлургии. Однако ни у одного из этих секторов доля не превышает 5%.  За шесть лет наблюдается значительный рост инвестиций в строительный комплекс и машиностроение. Высокие темпы роста в последние три года демонстрирует агропродовольственный комплекс, хотя накопленные объемы инвестиций в него пока невелики.

За последние шесть лет произошли значительные изменения в территориальном распределении китайских ПИИ: доля Казахстана снизилась с 92 до 64%, тогда как доли России и Таджикистана, наоборот, увеличились с 4 до 24% и с 1 до 6% соответственно. В последние три года возрастающий интерес для китайских инвесторов также представляют Беларусь и Украина, в меньшей степени — Кыргызстан. В Армении и Азербайджане инвестиционная деятельность китайских компаний крайне ограничена, в последние несколько лет не отмечено ни одного крупного проекта в этих странах.

В 2016 году по притоку китайских ПИИ лидировали химический и топливный комплексы. Это объясняется наличием двух крупных сделок на российском рынке: по покупке 10% акций ПАО «Сибур» китайским Фондом Шелкового пути и 20% ПАО «Верхнечонскнефтегаз» китайской Beijing Gas Group Company Limited. На них пришлось 90% от поступлений инвестиций в новые проекты в 2016 году.

Первая сделка закрыта в январе 2017 года, китайская доля в предприятии, с учетом инвестиций Sinopec в 2015 году, поднялась до 20%. Пока неизвестно, носят ли эти инвестиции долгосрочный характер или имеют целью продажу после планируемого в 2019 году IPO компании.

Сделка по продаже 20% ПАО «Верхнечонскнефтегаз» была закрыта в июне 2017 года и обеспечила выход на внутренний газовый рынок Китая. Приход китайского инвестора служит хорошей предпосылкой к началу двустороннего сотрудничества в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке на всех этапах производственной цепочки — от геологоразведки до добычи и реализации газа.

Довольно неоднозначную реакцию вызвал проект строительства Амурского НПЗ с 90%-ной долей китайских инвестиций — это обусловлено как проблемами, связанными с поставкой сырья, так и с ходом реализации проекта: в течение нескольких лет велись в основном лишь подготовительные к строительству работы (Центр изучения региональных проблем, 2016). Отмечены значительные инвестиции в химический комплекс Таджикистана: китайская компания приобрела 50% ОАО «Азот» с обязательством инвестировать $360 млн в модернизацию предприятия в течение трех лет.

Постепенно расширяется география китайских инвестиций в финансовый сектор, ранее ограниченных банковской сферой России и Казахстана. В июне 2017 года товарная биржа Китая Bohai Commodity Exchange оформила сделку купли-продажи 99.9% акций Украинского банка реконструкции и развития. Закрепившись на новом рынке, компания будет способствовать более активному участию китайских компаний в приватизационных планах Украины. В том же месяце было подписано соглашение о продаже 60% казахстанского банка Altyn Bank китайским инвесторам CITIC Bank и China Shuangwei Investment. Ожидается, что совместный банк будет играть центральную роль по финансированию проектов в рамках программ «Нурлы жол» и «Экономический пояс Шелкового пути».

В 2016 году Россия стала приоритетным направлением для реализации новых проектов с китайскими ПИИ как по числу таких проектов (пять из восьми новых проектов в ЕАЭС), так и по объему привлеченных в них инвестиций (94%). Среднегодовой прирост китайских ПИИ в российскую экономику за последние пять лет составил 57%. С учетом последних сделок, 82% накопленных китайских инвестиций сосредоточены в топливном и химическом комплексах. Среди инвестиций в другие сферы можно отметить закрытие сделки по покупке 23.1% компании «Детский мир» Российско-китайским инвестиционным фондом в январе 2016 года. Фонд способствовал успешному IPO «Детский мир», в результате которого снизил свою долю до 13.1% в феврале 2017 года.

Последние несколько лет надежды по активизации инвестиционного сотрудничества КНР и Беларуси возлагаются на мегапроект — индустриальный парк «Великий камень», называемый «жемчужиной» Экономического пояса Шелкового пути. Если раньше его жизнеспособность была под сомнением, то с начала 2017 года наметились сдвиги в позитивную сторону. За первые три года в индустриальном парке было зарегистрировано лишь восемь резидентов, однако к сентябрю 2017 года их число увеличилось до 19. Участились визиты китайских делегаций различного уровня. Это обусловлено плановым строительством базовой инфраструктуры и введением ряда новых льгот для резидентов парка, в числе которых предоставление режима наибольшего экономического благоприятствования, упрощение ряда административных процедур и расширение перечня основных видов деятельности.

В ближайшие годы ожидается значительный приток китайских ПИИ в индустриальный парк за счет массового строительства объектов как уже зарегистрированными, так и новыми резидентами. Среди других инвестиционных проектов Китая в Беларуси стоит отметить проект по мелкоузловой сборке легковых автомобилей Geely.

Китайско-белорусскому предприятию «БелДжи», авансом получившему статус локализованного производства, для сохранения возможности беспошлинного экспорта из Беларуси в другие страны ЕАЭС (доля экспорта в Россию планировалась на уровне 90% от производства) необходимо довести локализацию производства до 30% к 2017 году и до 50% к началу 2018 года. Однако, по данным на сентябрь 2017 года, степень локализации производства на построенном заводе составляет лишь 14%. В целом к концу 2016 года в транспортном и машиностроительном комплексах сконцентрировано 34 и 27% всех накопленных китайских ПИИ в Беларуси, тогда как в туристическом и строительном — по 16%.

В Кыргызстане до 2014 года китайские ПИИ присутствовали только в двух сферах: нефтепереработке и золотодобывающей промышленности. К концу 2016 года на них приходилось 97% от общего объема накопленных китайских ПИИ в стране. За последние три года запущено два новых проекта в строительном комплексе. Начатое в 2014 году строительство цементного завода «Шанфен Зет Цемент» было приостановлено год спустя в связи с возможным ущербом для подстанции «Датка-Кемин» и отсутствием необходимых разрешений на строительство. В сентябре 2016 года обсуждалась возможность продолжения строительства завода при применении более современных технологий очистки выбросов в атмосферу. В том же месяце началось строительство завода «Тянь-Шань Керамик» с общим объемом инвестиций в $50 млн.

Китайские инвестиции в топливный комплекс (включая магистральные трубопроводы) Казахстана по-прежнему составляют около 98% от китайских накопленных ПИИ в этой стране. В конце 2016 года в рамках программы по переносу производственных мощностей из Китая в Казахстан открыт казахстанско-китайский завод по переработке масличных культур. В дальнейшем компания планирует создание крупного агропромышленного парка. В целом масштабы реализованных проектов пока невелики, но при должном стимулировании «сверху» могут резко возрасти в ближайшие годы.

В Таджикистане наблюдается значительный приток китайских ПИИ после урегулирования территориальных споров с Китаем в 2011 году: их среднегодовой прирост за пять лет составил 55%. Первые инвестиционные проекты были связаны с разработкой месторождений цветных металлов, в последние три года интересы инвесторов смещаются в сферу производства строительных материалов. К концу 2016 года на цветную металлургию пришлось 46% от общего объема накопленных китайских ПИИ, тогда как на строительный сектор — около 20%. Реализуется ряд проектов в топливном и строительном комплексах, в том числе строительство таджикского участка газопровода Туркменистан — Китай и первой очереди НПЗ в СЭЗ «Дангара».

В Украину китайский бизнес стал инвестировать только в последние три года. За исключением десяти солнечных электростанций, полученных китайской госкомпанией CNBM International в уплату долга, китайские ПИИ сосредоточены в агропродовольственном комплексе. На эти две сферы приходится 67 и 33% от накопленных инвестиций к концу 2016 года соответственно. Инвесторы стремятся получить полный контроль над производственными цепочками от выращивания и переработки зерновых и масличных культур до их хранения и транспортировки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.