Апострофическая катастрофа

Именно так в социальных сетях казахстанцы назвали новый латинский алфавит с апострофами, принятый указом главы государства. Утвержденная версия алфавита  повергла в шок  буквально всех: и ученых-языковедов, и программистов, и политологов, и журналистов, и даже тех, кто всей душой желал скорейшего перехода Казахстана с кириллицы на латиницу.

Напомним, что официально о переходе казахского языка на латинский алфавит было объявлено  весной 2017 года. 12 апреля президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил чиновникам составить график такого перевода, назвав конкретные сроки языковой реформы — до конца 2017 года разработать стандарт алфавита, с 2018-го начать подготовку соответствующих специалистов и полностью отказаться от кириллицы к 2025 году.

Впрочем, в Казахстане о латинизации алфавита говорилось и раньше. Например, в послании Назарбаева народу «Стратегия “Казахстан-2050” — новый политический курс состоявшегося государства»  в декабре 2012-го. В нем президент  подчеркивал, что перевод на латиницу «послужит не только развитию казахского языка, но и превратит его в язык современной информации».

Все это время в Казахстане активно спорили о необходимости языковой реформы. Были  сторонники, которые полагали, что она послужит развитию казахского языка и будет способствовать приобщению к западному миру. Во всяком случае именно так очередную реформу прокомментировал политолог Ерлан Карин: «Переход на латиницу — это цивилизационный выбор. Выбор в пользу открытого и глобального мира». А политолог Айдос Сарым  говорил о том, что в результате реформы «придет поколение, которое будет оторвано от советского прошлого, которое выйдет из советского колониального дискурса».

Были и те, кто опасался, что в результате реформы Казахстан будет отброшен назад в развитии, потому как такая реформа потребует времени. Например, казахстанец Нурлан Туреханов писал так: «Разрыв между ведущими мировыми державами и нами растет с катастрофической скоростью! С катастрофической! Назовите мне хотя бы одну вещь, которую казахи дали миру за последние 100 лет? Одну? Умаляю, хотя бы одну! Если вчера между нами было 40 лет, то сегодня 60, а завтра, даже без перевода на латиницу и потери всей убогой базы знаний, станет 80. А с потерей — 180… У нас поезд горит, а проводница все еще веселые конкурсы придумывает».

И вот новый алфавит официально принят. Дальше, по идее, начнется поэтапный перевод казахского языка на латинские «рельсы». Однако у экспертов успешность этого процесса вызывает большие сомнения: принятый  алфавит, мягко говоря, разочаровал.

 Проклятие апострофа

Вот как описывается новый алфавит в статье на сайте  Матрица.kz.

«Новый проект казахского алфавита на латинице теперь состоит из 32 букв. Из него убрали диграфы. Их заменили на апостроф – небуквенный знак в виде надстрочной запятой, а буквы «и», «й» – латинской «i» c апострофом…

Как отметили разработчики, буква «W» вызвала особое недовольство, так как в старом проекте она означала звук «У». Поэтому теперь «У» останется на латинице такой же, только с апострофом. Казахская Қ – снова Q, Ұ – U, I – осталась I. Буква Ы пишется как Y. Многие буквы теперь записываются с помощью надстрочной «запятой». Ә – A’, Ғ – G’, И, Й – I’, Ң – N’, Ө – O’, Ш – S’, Ч – C’, Ү – U’, У – Y’.

Не обошлось без «оригинальности»: во всех языках, использующих латиницу, У – это U, а у нас специфический Ұ – U, в то время У – это Y’. Здесь нарушается одна из основных целей перехода на латиницу – сближение с тюркским миром, ведь во всех тюркских языках на основе латиницы У – это U, как и в европейских языках, что вызовет путаницу при чтении».

Авто статьи пишет о том, что функции апострофа в мировой языковой практике отличаются от тех, что придумали казахские языковеды. «Поэтому в своем стремлении создать «оригинальную» казахскую графику разработчики пошли против основ создания латинизированных алфавитов, показав перед всем миром свою некомпетентность!»

В списке главных недостатков, по его мнению, собственно сама идея активного использования апострофа, что приведет, например, к увеличению объема текста и времени печатания приблизительно на 30% – на компьютере буква с апострофом набирается в два удара, а сама надстрочная запятая в стандартной клавиатуре занимает такое же место, как и отдельная буква. То есть Казахстан столкнется с громадными расходами на перевод всей бумажной литературы на новый алфавит.

Но это еще цветочки. Программисты говорят о том, что казахскоязычный контент в социальных сетях лишили главного инструмента – хэштэга, ведь он не допускает знаков препинания внутри себя.  А это значит, что правописание на казахской латинице в социальных сетях будет вынужденно хромать. Людям придется коверкать слова.  Плюс Google и другие поисковые системы не будут понимать слова с апострофами, так как этот знак считает разрывом.

«Для того чтобы обозначить апостроф, нужно нажать на ряд клавиш, к тому же использование такого знака делает уязвимой программу перед вирусами и атаками», –приводит Матрица.kz слова it-специалиста Талипа Нусипулы.

Наконец, при письме рука будет все время «спотыкаться» об апострофы. Ведь вот, к примеру, как будут выглядеть казахские слова на латинице: un’g’yl-s’un’g’yl (ұңғыл-шұңғыл – неровности), u’s’o’ls’emdik (үшөлшемдік – трехмерность), o’n’men’ (өңмең – тело, туловище), o’n’g’ag’y (оңғағы – линючий), s’ars’ag’уs’ (шаршағыш – быстро утомляющийся), s’an’-s’un’ (шаң-шұң – ссора ругань), s’up-s’un’g’yl (шұп-шұңғыл – очень глубокий-преглубокий), s’yn’g’yry’ (шыңғыру – пронзительно кричать) и др.

«Убийство фонетики»

Политолог Дастан Кадыржанов на своей странице в «Фейсбуке» был весьма категоричен.

«Могу смело утверждать, – пишет он, – что это самая волюнтаристская и непрофессиональная версия, которая только могла возникнуть. Что позволяет мне так говорить? Я, как возможно вы помните, всегда был горячим сторонником внедрения латиницы. Помимо геополитических, культурологических и прочих обоснований ПРОГРЕССИВНОСТИ этого перехода, я указывал на то, что именно латиница лежит в основе так называемого МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНЕТИЧЕСКОГО АЛФАВИТА».

По его словам, задача этого алфавита состоит в том, «чтобы принять единую систему восприятия звуков во всех языках человечества».

«С системой МФА вы сталкиваетесь во всех хороших и профессиональных словарях мира. Эту систему используют для ТРАНСКРИПЦИИ слов. То есть для правильного восприятия звука и его произношения. Международный фонетический алфавит существует с 1886-го года. За это время он стал единой фонетической системой восприятия и передачи звуков всех языков мира. Особенно важно это для наций, которые переходили на использование латиницы и соответственно изобретали свои алфавиты на ее основе», – утверждает политолог.

Он уверен, что «принимая латиницу, следует обязательно учитывать, как звуки вашего языка будут восприниматься в мире», если «думали о том, чтобы в него интегрироваться, а не просто выпендриться перед монголами». И с точки зрения МФА в принятой версии казахского алфавита «содержится максимум не просто непонятного, но и откровенно сбивающего с толку». Например, «буква “у” однозначно идентифицирована в МФА как “u” – иное обозначение подразумевает, что вы другой литерой обозначаете другой звук, отличающийся от всех “у” в мире». А апострофы обозначают две вещи: ударение и гортанный звук.

«Вопреки общепринятому заблуждению в казахском языке нет ни одного гортанного звука. Чтобы вы точно знали, что такое гортанный звук – то это грузинское қ в слове бақақи – лягушка. Более яркий пример – буквы “айн” и “гайн” в арабском языке. Вот это настоящие гортанные звуки. Поэтому внесение в алфавит знаков, обозначающих гортанное произношение, считаю откровенным убийством фонетики казахского языка», – написал Дастан Кадыржанов.

По его словам, Международный фонетический алфавит успешно использует литеры из других алфавитов, чтобы подчеркнуть своеобразие произношения. «Вот к примеру, как транскрибируется слово international – |ˌɪntərˈnæʃnəl|. Как видите, никого применение нашего ә не смущает. Но  оно УЖЕ используется для передачи совсем иного звука. Так что азербайджанский опыт простого перенесения ә можно считать не очень удачным», – считает политолог.

«Если мы исполняем просветительскую задачу интеграции в мировое пространство посредством смены письменности, нужно и опираться на мировое понимание фонетики. Это понимание вполне предоставляет Международный фонетический алфавит. Закономерности которого, мне кажется, вообще никого из создателей алфавита не интересовали. А если мы просто хотим выпендриться и показать “гляди, как мы ваши буквы того…”, тогда конечно – ни в чём себе не отказывайте! Но тогда нужно отдавать себе отчет в том, что выпендрёж с прогрессивной интеграцией и просветительством не имеет ничего общего. Значит главная цель просто не будет достигнута», – резюмировал политолог.

Ученые в недоумении

В социальных сетях приводится мнение профессора Университета имени Демиреля Куралай Кудериновой, которая говорит, что «участвовала во всех обсуждениях нового казахского латинского алфавита с 2006 года. За это время рассматривалось много различных вариантов, но варианта с апострофами никогда не было. Он появился неожиданно совсем недавно, перед самым утверждением».

Куралай Кудеринова, на слова которой ссылается Марат Толибаев, говорит, что апостроф в качестве диакритического знака в мировой практике практически не применяется: «У ученой общественности Казахстана вызывает недоумение, почему мы не применим известные миру и употребимые во многих странах диакритические знаки, а мучаем сами себя и пытаемся создать алфавит с непонятной графикой. Этот же вопрос мне задают студенты на всех встречах».

Также она сообщила, что в ходе изучения общественного восприятия различных вариантов алфавита Институтом языкознания им. Байтурсынова были проведены эксперименты, в ходе которых респондентам предлагалось написание слов в разных вариантах. Итоги опросов показали, что 76% тестируемых признали алфавит с диакритическими знаками самым удобным и понятным.

А бывший директор Института языкознания Шерубай Курманбайулы в комментарии «Азаттыку» сказал, что не понимает, почему так быстро приняли вариант с апострофами. Он считает, что «это, возможно, политическое решение, принятое по неизвестным нам причинам».

«Специфические звуки казахского языка нужно было обозначить отдельными знаками. Мы полагали, что переход на латиницу сблизит тюркские народы благодаря похожему письму, графике, однако последний вариант, напротив, кажется, отдалит», –считает Шерубай Курманбайулы.

В свою очередь участник группы по разработке варианта алфавита казахского языка на латинице BaiLatyn Нураддин Садыков полагает, что «вариант, утвержденный властями, «будет очень сложно ввести в научный оборот в этом виде, и этот алфавит будет неудобен для научно-технической сферы».

«Принятие алфавита – это не тот вопрос, который решается приказом или голосованием. Этими вопросами должны заниматься ученые-фонетисты. Жизнь алфавита, в котором не соблюдены законы языка, будет недолгой. Всё равно придется его пересматривать», – приводит «Азаттык» слова научного сотрудника Института языкознания Омирзака Айтбаева.

Впрочем, по словам старшего научного сотрудника Института языкознания имени Байтурсынова профессора Алимхана Жунисбекова, ученые вскоре приступят к написанию правил правописания для латиницы. В ходе этой работы еще возможны какие-то изменения, однако исключить апострофы из алфавита уже нельзя. «Если мы уберем апострофы, которые утверждены указом президента, это будет нарушением закона», – говорит ученый.

Кто за кадром?

Интересно, что буквально через несколько дней после появления  указа президента о новом алфавите общественности была презентована уже отпечатанная на латинской графике, содержащей апострофы, книга Нурсултана Назарбаева «Времена и думы» (“Жылдар мен ойлар”). Этот факт вызвал бурю эмоций и в СМИ, и в социальных сетях.

Как написал публицист Сергей Дуванов на своей странице в «Фейсбуке», «есть подозрения, что книга специально написана по случаю принятия нового алфавита и призвана застолбить приоритет елбасы и в этой сфере». Однако, невозможно поверить в то, что за пару дней «издатель сумел перевести написанное на кириллице на латиницу и проведя все необходимые процедуры издания книги напечатать один экземпляр этой книги».

«Понятно, что все это голимый символизм, нужный для истории. Мол, елбасы дал казахскому языку новый алфавит и первый написал на латинице книгу. Лидер он во всем должен быть лидером. Правда очень незавидно в этой ситуации выглядят все те, кто активно участвовал в обсуждении вариантов алфавита, споря друг с другом и внося различные предложения. Похоже те, кто издавал книгу на латинице, уже давно знали, какой вариант будет взят за основу. Соответственно, книгу готовили к сроку, когда вариант алфавита будет объявлен. В итоге народ стал участником большого спектакля под названием «всенародное обсуждение», – считает Сергей Дуванов.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  1. Алгадай

    Латын деген: Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,Зың,

  2. Tengri

    Я думаю этот вариант был задуман в недрах КГБ для того что бы отвратить от казахской латиницы всех. Потому что это не латиница а говно непонятное. или вообще издевательство над казахами. Те кто задумали этот уродский “алфавит” наверное сейчас угорают над казахами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.