Как США промахнулись с прогнозом по Казахстану

В 2003 году крупнейшая международная корпорация Global Options подготовила по заказу Акорды доклад со сценариями будущего развития Казахстана.  В фолианте  почти в 300 страниц, и посвящен он главным образом  расследованию коррупционного скандала «Казахгейт», точнее противодействию этому расследованию, которое проводили в то время США в сотрудничестве с европейскими спецслужбами.

Формально сценарии, о которых идет речь, были получены в недрах конгресса США, но тщательность, с которой они выписаны в самом докладе, говорит о том, что Global Options явно решили взять их на вооружение при проведении «диалогов» с политически влиятельными группами в рамках урегулирования скандала «Казахгейт». Об этом же говорит и тот факт, что детали этих сценариев впоследствии озвучивали самые разные люди, никакого отношения к конгрессу США не имевшие.

Эти сценарии развития политической ситуации в Казахстане – негативный, промежуточный и позитивный  – представляют собой весьма захватывающее чтиво.

I. Бесконечные войны

Согласно первому   – негативному  – сценарию президент Нурсултан Назарбаев принимает решение остаться у власти до 2014 года.

Правительство Казахстана отказывается от сотрудничества с департаментом юстиции в расследовании «Казахгейта». В мировой прессе начинается скандал, развитие которого делает Назарбаева совершенно неприемлемым партнером для США и других демократических государств.

Оказавшись в изоляции, Назарбаев начинает разыгрывать антиамериканскую карту, обвиняя США в стремлении взять под контроль нефтяные ресурсы Каспия. Он начинает преследовать крупные американские инвесткомпании в Казахстане и отказывается от ответственности взять на себя обязательства в сфере энергетической безопасности западных стран.

Одновременно тайная полиция и спецслужбы Казахстана усиливают репрессии против активистов оппозиции и независимых журналистов. Таким образом, режим стремится установить полную информационную блокаду страны. Против лидеров оппозиции заводятся сфальсифицированные уголовные дела, в которых они обвиняются в неуплате налогов, получении иностранных грантов, раскрытии гостайны и «покушении» на честь и достоинство президента Казахстана. В результате этой кампании лидеры оппозиции покидают страну либо оказываются за решеткой.

В сложившейся ситуации ОБСЕ, Совет Европы, правительства западных стран и независимые правозащитные организации усиливают критику Казахстана. Последний идет на открытый конфликт с ОБСЕ, запрещая ей работать на территории страны и саботируя деятельность Постоянного совета организации в Вене. Казахстан оказывается в политической изоляции по модели Белоруссии и Туркменистана.

Внутри страны усиливается борьба за власть между группировками, контролируемыми ближайшим окружением президента. Племянники и зятья Назарбаева претендуют на право стать наследниками власти. Они используют для этого свое влияние в силовых органах и ищут поддержки за границей. Рахат Алиев – на Ближнем Востоке, Кайрат Сатыбалды – в Саудовской Аравии. Результатом этого поиска становится проникновение спецслужб этих государств в политическую жизнь Казахстана.

Один из предполагаемых «наследников» может предпринять попытку устранения самого Назарбаева – устроив покушение на него или попытавшись изолировать президента, но не располагая поддержкой других претендентов на власть, новоявленный «путчист» лишь вызовет новый виток борьбы за власть, в результате чего ситуация в Казахстане начнет развиваться по таджикскому сценарию начала 90-х годов.

В этой ситуации группа молодых менеджеров из крупнейших национальных компаний идет на сговор с «аппаратчиками» из президентской администрации и пытается убедить Назарбаева передать политическую власть компромиссной фигуре, которая не ассоциируется с президентом или его семьей. Но и новой фигуре не удается консолидировать политическую позицию политических элит.

В новой ситуации традиционные противоречия между тремя жузами в Казахстане ведут к разделу страны на три части – Восток, Запад и Юг. Западный Казахстан ориентируется на доходы от нефти, Восточный Казахстан становится протекторатом России (по модели Приднестровья и Абхазии), а южная часть страны превращается в эпицентр мусульманского влияния, который будет питаться реваншистскими идеями восстановления страны. Таким образом, балканизация Казахстана становится фактом. И страна превращается в зону долгосрочного конфликта.

II. Бесконечные реформы

Согласно второму – промежуточному – сценарию президент Нурсултан Назарбаев под давлением расследования «Казахгейта» уходит в отставку и передает свои полномочия преемнику, который гарантирует иммунитет первому президенту специальным законом.

Для самого Назарбаева главной проблемой становится поиск преемника, который смог бы обеспечить гарантии неприкосновенности ему, его семье, а также ее интересам в бизнесе, средствах массовой информации и секретных службах. Оба зятя на эту роль не подходят. Рахат Алиев своей попыткой организовать путч в 2001 году уже показал свою готовность избавиться от наследия своего тестя, а Тимур Кулибаев – второй зять – представляет семейный клан, который претендует на власть в Казахстане еще с советских времен. Более отдаленные родственники и вовсе не имеют влияния, близкого по значению к тому, которым располагают зятья.

По действующей Конституции преемником президента на срок до следующих выборов становится глава верхней палаты парламента. Этот механизм позволяет Назарбаеву, полностью контролирующему выборы в парламент, предложить в качестве преемника свою дочь или другого прямого родственника на пост главы Сената, чтобы затем передать ему (ей) все бразды правления. Но любой преемник Назарбаева не сможет удержать фактически ничем не ограниченную власть, дарованную сегодня президенту Казахстана Конституцией. Этот наследник будет вынужден искать поддержку со стороны представителей бюрократии.

Свои претензии на власть предъявят и молодые технократы, которые будут продвигать создание демократических институтов в стране. Демократическая оппозиция в этой ситуации будет требовать полной отставки правительства, ликвидации диктаторского наследия Назарбаева и проведения полных и свободных выборов в стране. Средства массовой информации начнут активно разоблачать преступления Назарбаева и критиковать его преемника. В результате новый президент и его партнеры вынуждены будут отказаться от защиты Назарбаева и лишить его привилегий. Более того, новая команда, скорее всего, наоборот, будет пытаться консолидировать свою власть, критикуя своих предшественников. В этой ситуации нельзя исключать, что Назарбаева ждет судьба Чаушеску.

Местные власти воспользуются создавшимся вакуумом центральной власти, заполнив его своей неограниченной властью на местах. Это приведет к созданию на местах полной копии центрального аппарата власти – с местными партиями, судами и средствами массовой информации. Ни центральные, ни местные власти не смогут гарантировать выполнения крупных контрактов, заключенных Казахстаном с иностранными инвесторами. Последние превратятся в заложников борьбы между центральной и региональными властями. Сам же Казахстан ждет длинный период реформ, похожий на развитие ситуации в России в 90-е годы.

III. Утопия

Третий – и единственный позитивный – сценарий, который, по данным Global Options Management, рассматривался в конгрессе США, предполагал активное вмешательство в процесс урегулирования в Казахстане иностранных представителей.

Согласно этому сценарию группа политиков из США, Западной Европы и России, обеспокоенная развитием ситуации в Казахстане, предлагает свои услуги по урегулированию политико-конституционного кризиса в стране. Предварительные контакты представителей этих государств с членами правительства Казахстана и руководителями оппозиции делают такое урегулирование возможным.

После неофициальных переговоров с Назарбаевым и Кажегельдиным политическое урегулирование переходит на новую стадию и осуществляется под эгидой ОБСЕ. Эта организация собирает конференцию, целью которой становится обсуждение будущей Конституции Казахстана с точки зрения ее демократического содержания и обеспечения внешних обязательств страны.

Президент Назарбаев формирует временное правительство, которому делегирует свои полномочия, необходимые для урегулирования кризиса, а затем уходит в отставку. Его безопасность и высокий статус гарантируют США, западные государства, а также само временное правительство. Последнее организует работу Конституционной ассамблеи, восстанавливает независимость разных ветвей государственной власти, устраняет ограничения на политическую активность и гарантирует соблюдение гражданских прав.

Одновременно временное правительство активно сотрудничает с Департаментом юстиции США и властями других стран в деле расследования международной коррупции, что способствует возврату незаконно вывезенных из страны денег.

Подготовленный Конституционной ассамблеей проект Конституции обсуждается в обществе, а затем принимается на референдуме. За этим следуют новые выборы всех предусмотренных новой Конституцией выборных органов власти. Процесс демократизации контролируется наблюдателями от ОБСЕ, а также представителями стран – гарантов демократизации.

После истечения временного мандата на проведение реформ (он, по оценкам, должен занять около 18 месяцев) временное правительство уходит в отставку, а новый президент страны и парламент создают новое правительство.

…Что общего у всех предложенных сценариев? Прежде всего это уход с поста президента Нурсултана Назарбаева под грузом громких разоблачений. Но если в позитивном варианте этот уход сопровождался оперативным строительством новой политической системы, то в двух остальных страна погружалась в пучину революционных событий, не сулящих ничего хорошего международным нефтяным корпорациям и политическому руководству США.

«Оптимистический» сценарий, по нашему мнению, должен был вызвать сомнение даже у самых ярых неоконсерваторов образца 2003 года, тогда еще громко пропагандирующих наступательную поступь демократической революции на всем Ближнем Востоке. Но если в Ираке успех такого строительства даже в теории предполагал в качестве его неотъемлемого условия военную оккупацию страны (опять же по модели послевоенного обустройства Германии и Японии), то применительно к Казахстану перспективы такой оккупации выглядели химерой даже в чисто теоретической модели. Совершенно очевидно, что новая политическая система в Казахстане могла сложиться лишь в результате внутренней эволюции.

Другими словами, реальным оптимистическим сценарием можно было признать лишь второй – промежуточный – вариант развития событий. Однако его авторы особенно подчеркивали, что процесс реформирования сильно затянется и что о сохранении прав на нефтяные месторождения Каспия можно забыть. Сильный аргумент в теоретическом диалоге в пользу сохранения нынешнего режима.

Но что практически можно сделать для того, чтобы сохранить статус-кво? Только одно – не допустить отставки президента, единственного реального гаранта заключенных с помощью взяток контрактов. И сделать это можно (опять же согласно сценарной логике) только одним способом – остановить «Казахгейт». Судя по всему, этот аргумент подействовал даже на самых убежденных сторонников либеральных ценностей в американском истеблишменте.

Помните, как, по легенде, Франклин Рузвельт определил диктатора Никарагуа Анастасио Самосу? «Да, он сукин сын, но он наш сукин сын». В 1979 году, как известно, племянник Самосы был вынужден бежать из страны с мешками наличных денег и гробами своих старших родственников-диктаторов и спустя год был убит неизвестными в Парагвае прямо в бронированном «мерседесе», а в стране еще десятилетие продолжалась гражданская война. Но этого Рузвельт уже не застал…

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы не будем комментировать (пока) предложенные авторами сценарии – предлагаем  читателям самим сравнить эти прогнозы с имеющей место реальностью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  1. Тимур

    Судя по тому, что дочку отправили в Сенат, второй сценарий был более реалистичен, вот только НАН сам не уйдет, и никакие громкие скандалы и разоблачения не помогут, пока он дышит – он правит.

  2. Ершов

    Все сценарии нереальные даже для того времени. Особенно прикольно,, что всерьез рассматривалось участие ОБСЕ – даже в 2003 году у этой организации уже не было такого влияния.

  3. KazakhSTAN 2.0

    Ответ Ринату: Фраза эта традиционно приписывается Рузвельту. Хотя до сих пор ведутся дебаты об авторстве даже среди историков. Но в любом случае Рейган мог только повторить эту фразу, потому что в общественном пространстве она появилась в “Тайме”сразу после войны. Подробнее можно почитать здесь: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%B0_%D0%93%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%B8%D0%B0,_%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BE

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.